События РВИО г.Сочи Российского Военно-Историческое Общество Сочинское отделение

Вооруженное восстание в Сочи и спад революционного движения (7 декабря 1905 г. – 2 июля 1907 г.)

0 Комментарии
952
24-12-2020

Утром 28 декабря начальнику округа поступило сообщение, что из Адлера в Сочи выступила группа вооруженных людей. Предотвратить вторжение этой группы на территорию посада не получилось, в связи с чем между ними и стражниками в районе Мамонтовского спуска и нового базара произошла перестрелка.

Более выгодные позиции имели сторонники революционеров, которые оружейным огнем заставили отступить представителей властей во главе с начальником округа и офицером стражи корнетом Поповым

При отступлении стражникам случайно повстречался лидер социал-демократов Гватуа, который от испуга поднял руки вверх и сказал: «Товарищи, я ваш!». В него выстрелил стражник Друшляков, после чего Гватуа упал и притворился убитым.

Во время столкновения стражники понесли потери, один был убит и ранены семь стражников. Противоположная сторона также понесла потери: были убиты два человека и один ранен. Из лиц, случайно оказавшихся на месте перестрелки, убито два человека и столько же ранено. 

Убийство случайных лиц стало следствием того, что сторонник социал-демократов, грузин по национальности, Спиридон Кубладзе со словами «всех русо нужно стрелять!» открыл огонь из оружия «… в толпу, где было много русских».

После перестрелки, стражники отступили к городскому управлению и квартире начальника округа, куда к ним присоединился местный пристав Залевский с командой городовых. Решено было отступить в расположение роты Херсонского полка, чтобы совместно с солдатами организовать оборону. Начальник округа объявил посад Сочи на военном положении и предложил казначею Н.К. Усачеву сдать наличность казначейства в общей сумме – 140231 руб. 66 коп. под охрану его и ротного командира Херсонского полка капитана В.И. Герасимова, что и было проделано.

В казарме командование над соединенным гарнизоном принял командир роты Херсонского полка капитан Герасимов, имея в своем распоряжении около 100 чел. Ночью гарнизон приступил к приведению казармы в оборонительное положение и устройству окопов. В казарме имелся достаточный запас оружия, патронов и продовольствия. Наравне с гарнизоном революционеры занялись устройством окопов вокруг осажденной казармы, забаррикадировав ряд улиц. Были расставлены сторожевые посты на сочинском маяке, церковной колокольне, доме Удельного ведомства и других зданиях. 

Ситуацию, сложившуюся после вооруженного столкновения, в ночь с 28 на 29 декабря описал сторонник социалистов-революционеров агроном Каракаш: «На позициях перед казармой было всего два десятка русских, между восставшими не было братского отношения, это чувствовалось особенно в харчевнях, где имеретины считали себя хозяевами положения, а русские поселяне и армяне были в загоне, что вызывало недовольство».

Также не комфортно чувствовали себя представители турецкой национальности, т.к. на территории Турецкого оврага были подожжены их дома. Из-за сильного пожара турчанки и персиянки, с детьми спасаясь от огня, вечером 28 декабря перешли через реку Сочи на Хлудовскую сторону и разместились около здания РОПиТ, прося помощи у агента этого общества Ведерникова.

В декабре 1905 г. представители турецкой общественности в Сочи запрашивали консула в Новороссийске о том, какой политической позиции им придерживаться в связи с развитием революционного движения в России и Черноморской губернии. Ответ последовал в том смысле, что турецко-подданным не следует вмешиваться во внутренние дела Российской империи. Нужно полагать, что вследствие отказа участия турок в революционном движении против существующих властей и были подожжены их дома, расположенные в Турецком овраге.

На следующий день 29 декабря 1905 г. в казарму к осажденным явились жены и дети городовых и стражников, чему восставшие не препятствовали с целью воздействия на своих оппонентов. Предполагалось, что данная акция будет способствовать скорейшей сдаче гарнизона.

Социал-демократы во главе с Гватуа, Хуцишвили, Коняевым и А. Хоравой сосредоточились в харчевне М. Хоравы, которая находилась на углу улиц Садовая и Бульварная. Здесь участникам восстания раздавалась пища, напитки, а также боевые патроны и оружие. 

Другим пунктом получения бесплатной пищи и отдыха сторонников социалистов-революционеров и социал-демократов являлась гостиница У. Бахии, расположенная на улице Приреченской. Кроме этого, сторонники социалистов-революционеров располагались в Народном доме, где пищу и продукты распределял Н. Поярко, куда он 29 декабря перевел свою семью. 

В указанные пункты поступали угнанный с дачи Хлудовой и отобранный у местного домовладельца Герсеванова рогатый скот, а также свиньи, принадлежавшие офицеру стражи корнету Попову, и домашняя птица пристава Залевского. Значительное количество муки было взято со склада купца Христофи. Имущество стражников, оставленное в покинутой ими казарме, также было расхищено. Были разграблены дом Удельного ведомства и казенная винная лавка, а похищенные напитки были направлены в указанные харчевни и народный дом. Некоторые продукты и материалы забирались революционерами на основании записок, выданных за подписями одного или нескольких членов революционной организации. Такие записки выданы были агенту РОПиТ об отпуске им муки и торговцу Черномордику об отпуске колючей проволоки, которая требовалась для устройства баррикад и других заграждений.

Утром 29 декабря вооруженные дружинники ходили по домам и отбирали у жителей Сочи боевые патроны, порох, холодное и огнестрельное оружие, которое в 1904 г. власти разрешили иметь жителям округа и посада за небольшую плату – 2 руб., чтобы они могли защитить себя от диких зверей. 

Под предлогом изъятия оружия у местного населения отбирались также денежные средства, драгоценности и предметы первой необходимости. В дальнейшем часть похищенного будет найдена представителями российских властей у участников восстания, но большую часть награбленного вывезут на фаэтонах гагринские охотники и сторонники революционеров, не желавших оказаться в руках русской администрации. 

Оружие и иные ценности изымались революционерами из квартир должностных лиц посада и округа. Обезоружены были матросы гребной флотилии и адлерские полицейские. Заперев в осажденной казарме представителей российской администрации, лидеры социал-демократов и социалистов-революционеров почувствовали себя хозяевами положения. Хуцишвили, Семенов и Б. Шелехов, во главе группы вооруженных дружинников проникли в помещения, принадлежавшие мировому судье Сочинского участка, начальнику округа и приставу, где сожгли документацию и изъяли казенные печати и штемпеля. Имущество двух последних должностных лиц было разграблено.

Вооруженная группа во главе с Кругманом и Коняевым предприняла попытку завладеть пароходом «Руслан», который завернул на сочинский рейд, но она оказалась неудачной, т.к. на борту «Руслана» находился хостинский пристав Хорольский, который предупредил капитана о возможных действиях революционеров. 

После начавшегося восстания начальник опытной станции Ляховецкий призвал на помощь осажденному гарнизону поселенцев из села Раздольного.  Узнав об этом, 29 декабря на опытную станцию Гватуа и Хуцишвили отправили с тремя вооруженными грузинами Р. Куция, который застрелил Ляховецкого. Кандидатура Куция была выбрана не случайно, т.к. в прошлом он имел с Ляховецким конфликт личного характера. Также имеются сведения, что Гватуа заплатил Куция за убийство Ляховецкого 15 рублей.

Тремя выстрелами Куция смертельно ранил Ляховецкого, жена которого пыталась вызвать врача для оказания медицинской помощи, но этому воспротивился Куция. Когда же Ляховецкий скончался, Куция в течение нескольких суток не позволял предать земле труп своей жертвы. После оставления вдовой квартиры при опытной станции, принадлежавшее хозяевам имущество и все казенные деньги были разграблены. Кроме того, рабочие опытной станции принялись вымогать деньги с вдовы за якобы произведенные работы, в связи с чем материальную помощь Ляховецкой оказал инженер Константинов.

Среди жителей округа 29 декабря 1905 г. социал-демократы распространили листовку, извещавшую население о начале вооруженного восстания и с призывом вооружаться и присоединяться к революционерам. 

Кроме этого воззвания, социал-демократы разослали по населенным пунктам округа инструкции, в которых с угрозами требовали высылки людей для боевой дружины, а также предоставления восставшим оружия и пороха.

Из-за угроз и оказанного давления со стороны социал-демократов был организован отряд вооруженных поселенцев из Волковского общества, который возглавил прежний староста И.Ф. Крылов. Этот отряд прибыл в Сочи в ночь с 29 на 30 декабря и участвовал в изъятии оружия и пороха у жителей Навагинки.

В село Эстонку 30 декабря 1905 г. пришли из Адлера социал-демократ Янович, лавочник Кудинов, а также неизвестный кавказец. Они предложили эстонцам дать людей в боевую дружину для сопротивления властям. В случае отказа пригрозили: «После нас придут другие и постреляют все село». Эстонцы собрали с односельчан 91 руб., которыми снабдили 16 добровольцев и отправили их в Сочи.

Угрозы с применением насилия со стороны восставших были и в отношении абазинцев, к которым 31 декабря 1905 г. вместе с учителем Е. Одинцовым пришли четыре вооруженных грузина. У одного из жителей села Абазинка изъяли подводу с лошадьми, с помощью которой оружие, собранное у селян, было доставлено в Сочи.

Несмотря на возможные репрессии, которые могли последовать со стороны социал-демократов, крестьяне деревни Раздольной Сикорский и Рябенко отправились в казарму к начальнику округа для оказания содействия. Это случилось после того, когда утром 29 декабря социал-демократы Бурджиниани, Торчинава, Григолия, Чхетиани и Сичинао отбирали оружие в деревне Раздольной у крестьян, а также угрожали им физической расправой. 

Изымая оружие у населения посада и округа, социал-демократы преследовали цель не только пополнения своих арсеналов, но и из-за опасения, что население округа решит применить это оружие в отношении сторонников социал-демократов, наводнивших посад Сочи. В деревнях Пиленково и Бароновке крестьяне не отдали оружия пришедшим из Адлера социал-демократам. При этом в деревне Бароновке местные жители обстреляли из берданок незваных гостей.

Имел место случай, когда 18-летний поселенец И.В. Юдин из села Вторая Рота отказался стрелять в осажденных в казарме представителей власти и его на сутки грузины, из числа сторонников социал-демократов, заперли в изолированном помещении.

После начала перестрелки с осажденным гарнизоном, восставшие приступили к реставрации старинной пушки, изготовленной в 1795 г. в Англии на заводе «Д. Гаскойна», которая в качестве реликвии находилась на церковной площади близ маяка. Идея восстановления пушки принадлежала социалисту-революционеру Гречкину, по распоряжению которого пушку доставили в мастерскую артели слесарей, отремонтировали и провели успешное испытание. Способ обращения с пушкой объяснил отставной офицер Лавров, высланный в Сочи властями.

В течение 31 декабря 1905 г. и 1 января 1906 г. выстрелы из пушки по казарме производились через каждые полчаса. Революционеры произвели около 40 выстрелов, сделав в передней стене казармы 18 пробоин и выбив наружную дверь. Осажденные, убедившись в том, что снаряды не разрывные, привыкли к пушечным выстрелам и относились к ним спокойно. Кроме того, от выстрелов из казармы пострадала прислуга пушки, т.к. были ранены Л. Чередниченко и Л. Петросьян.

Революционеры также осознавали бесцельность дальнейшей перестрелки ввиду указанных выше причин. Вопрос о предполагаемом штурме казармы также был закрыт. Средством воздействия на начальника округа стала его беременная жена, арестованная революционерами 29 декабря на квартире инженера Гофмана. Несмотря на физическое и моральное состояние Розалион-Сошальской, Гречкин и Хуцишвили настаивали, чтобы она написала мужу письмо с советом сдаться. Розалион-Сошальская написала несколько писем мужу, но содержание их не понравилось Хуцишвили, и он их уничтожил.

Около полудня 1 января 1906 г. руководители восстания подняли возле пушки белый флаг и предложили начальнику округа вступить с ними в переговоры. В переговорах с начальником округа участвовали социалисты-революционеры Гречкин, Александров, Розен и социал-демократ Гватуа и как частное лицо городской врач Гордон. Именно последний сообщил Розалион-Сошальскому, что его беременная жена находится во власти революционеров. Это известие сыграло важную роль в решении начальником округа о сдаче гарнизона.

Согласно условиям сдачи гарнизона, всем осажденным была гарантирована жизнь. Солдаты с оружием должны были остаться в казарме, а казначейство возвращено по принадлежности. Стражники и городовые подлежали разоружению и должны были покинуть Сочи. Оружие они должны сдать начальнику округа, который отправит его Черноморскому губернатору. Во время конвоирования стражников Гватуа остановил колонну и намеревался расстрелять стражника Друшлякова, который во время перестрелки 28 декабря чуть было его не убил. Но этому воспрепятствовал один из участников восстания Эрквани, который скрывался от суда по обвинению в убийстве. Эрквани пригрозил лично расправиться с каждым, кто осмелится вероломно посягнуть на жизнь пленных. Данное предостережение возымело действие, и более на стражников никто не покушался. 

Нужно отметить, что обыватели Сочи с начала первой перестрелки между стражниками и революционерами и до самой сдачи осажденного гарнизона заперлись в своих домах, где проводили дни и ночи с закрытыми ставнями, терпя голод и иные лишения. Жители с большим трудом и опасностью для своей жизни добывали продукты, т.к. революционеры контролировали выдачу хлеба и мяса, которые выдавались мирным жителям в определенном количестве, по числу членов каждой семьи. Также революционеры контролировали выдачу лекарства из аптеки. 

Победа революционных сил в Сочи была не долгой, т.к. примерно в 9 ч. вечера 1 января 1906 г., через 3-4 часа после сдачи гарнизона, на сочинский рейд прибыли из Батуми контр-миноносец «Завидный» и транспорт «Николай» с отрядом охотников, в связи с чем из Сочи начался отток революционных сил.

Декабрьская вспышка революционных событий вызвала ответную реакцию российского правительства. Повсеместно очаги революционной напряженности подавлялись регулярными войсками и если этот процесс в столицах происходил уже в декабре 1905 г., то на окраинах он стал осуществляться позднее. 11 января 1906 г. пала Озургетская «республика», 22 января 1906 г. прибывшая в Читу карательная экспедиция генерала П.К. Ренненкампфа заставила капитулировать «рабоче-солдатско-казачью республику». В Сочинском округе только 17 января 1906 г. в труднодоступном селе Аибга восстановилась царская администрация.

Прибытие правительственных войск в Сочи стало следствием того, что из Гагры 29 декабря 1905 г. была передана телеграмма в Батуми начальнику артиллерии генерал-лейтенанту Решетилову об известии из Адлера, что в Сочи «толпы революционеров избивают русское население». Решетилов распорядился немедленно организовать и послать в Сочи легкий отряд охотников, составленный из личного состава минной роты Лабинского казачьего полка и Херсонского пехотного полка под командованием подполковника Тржепецкого.

Неожиданное появление контр-минаносца «Завидного» и парохода РОПиТ «Николай» ошеломило революционеров, в связи с чем устроители восстания, социал-демократы и их сторонники, на сутки исчезли из посада.  Они спешно покидали Сочи, сдавая оружие в харчевне Хоравы, но многие уносили оружие с собой. Жителям посада, у которых было изъято оружие, обратно возвращено не было. В свою очередь Гватуа, придя к заключению, что дело проиграно, похитил хранившуюся при осажденной казарме кассу казначейства и совместно с Сергеевым увез ее в Пластунку в квартиру псаломщика Н. Осидзе. Туда же отправили захваченное из казармы оружие и боевые патроны. Практически все руководители социал-демократов с оружием ушли в Пластунку.

В связи с тем, что пленные находились во власти революционеров, штабс-капитану Штарку было поручено вести сложные переговоры от имени командования отряда. О том, как это происходило, подробно описано в воспоминаниях участника событий В. Фронштейна:

«На берег спустился Штарк, он был спокоен, поздравил с победой над угнетателями, обошел главные позиции восставших, восторгался отремонтированной пушкой, делал советы по поводу рытья окопов. Далее Штарк сообщил, что до Батума дошел слух о резне мирного населения и чинимых в Сочи бесчинствах. Но так как все спокойно, надо ехать обратно, и попросил отдать офицеров и солдат, “а полицейскую сволочь можете вешать ночью, когда я уеду”. Он ходил по Сочи с представителями не революционных сил, а с интеллигентами. По просьбе Штарка пленных офицеров и солдат помыли в бане, накормили и с оружием отдали, заодно вернули казначейские суммы. Вечером Штарк распростился. Перед этим он предложил привести город в порядок, минировать берег, так как будет прислан транспорт с казаками через три дня, и уехал на корабль. Поведение Штарка можно назвать чуть ли не революционным, все развесили уши».

Ободренные этим вооруженные представители всех политических течений с пением революционных песен и возгласами: «Да здравствует свобода и народное управление!» – провели днем 3 января 1906 г. многолюдную манифестацию на улицах посада, которая состояла приблизительно из 300–400 чел. «Мятежники шли группами; сначала шли русские, затем имеретины и грузины, а сзади армяне. Этой манифестацией закончилось празднование победы мятежниками».

После этой демонстрации сторонники социал-демократов, социалистов-революционеров, а также представителей армянской национальности, ввиду прихода вооруженных сил властей покинули Сочи, направляясь на территорию Грузии. Социалисты-революционеры Сулимо-Самуйлов, Семенов и Мецнер остановились в Адлере у подрядчика артели каменщиков Молодова, где в разговоре между собой обвиняли Гречкина, который ввел их в заблуждение о победе революционных сил в Новороссийске.

Участие в вооруженном восстании лидер социалистов-революционеров Семенов объяснял тем, что он, как и его сторонники, «принял участие в вооруженном восстании, к которому примкнул, как и другие социалисты-революционеры с целью воспрепятствовать Гватуа и компании сделаться хозяевами положения». Семенов и Поярко опасались за свою жизнь и не доверяли лидеру социал-демократов, указывая, «… что конечной целью Гватуа и его единомышленников было привести в исполнение приговоры в отношении многих русских революционеров», т.е. физически устранить своих политически оппонентов.

Но это не стало препятствием для временного объединения социалистов-революционеров с местными повстанцами-националистами, которые не интересовались социалистическими идеями и не имели ничего общего с социалистами-революционерами, кроме ненависти к российской администрации, что можно проследить на примере Сочинского вооруженного восстания. Тенденция к созданию общего фронта революционных сил имела место на окраинах империи, и на Кавказе в частности, где воинственные националисты с легкостью забывали об идеологических разногласиях ради немедленных действий.

Тем временем военные власти наращивали в Сочи вооруженную группировку. 2 января 1906 г. в Сочи дополнительно прибыл пароход «Боржом» с запасом продовольствия, двумя горными орудиями с прислугой и десятью пластунами. Следом за ним прибыл минный транспорт «Дунай» с десантом под командованием полковника Крылова, в распоряжении которого находился отряд пехоты в количестве 300 чел. и 4 орудия.

Во время наведения порядка часть разграбленных восставшими вещей из квартиры начальника округа и корнета Попова была найдена, благодаря перехваченному письму Р. Куция, при обыске в квартире сторожа удельного дома П. Кванталиани. Часть оружия, отобранного у мирового судьи Курдюмова и других лиц, была обнаружена в квартире С. Харлаковича, где также найдены вещи, похищенные из квартиры и канцелярии пристава Залевского. Некоторые из стражников обнаружили часть похищенных из их казармы вещей в доме И. Кульбатского.

Обнаруженных казаками в Сочинском парке 5 января 1906 г. вооруженных А. Куция и И. Багатурия, который являлся командиром гагринских дружинников, тут же расстреляли. 

Кроме этого, с приходом вооруженных сил в посаде были произведены аресты и обыски. При обыске на квартире А. Гватуа был найден протокол одного из заседаний под председательством Поярко, воззвание к солдатам, которых призывали не стрелять в народ, опубликованное Кавказским союзным комитетом социалистов-революционеров. Помимо этого, были найдены две фотографии Шинкарева и оттиск печати «РСДРП Мингрельско-Потийской партии Батумского комитета». 

После ухода из посада вооруженных сил революционеров из села Пластунка явилась делегация грузин с изъявлением полной почтительности властям и обещанием выдать оружие и встретить войска колокольным звоном и крестным ходом. Старинную пушку, участницу восстания, погрузили на минный транспорт «Дунай» и отправили в Батуми. Руководители и участники восстания бежали в Абхазию, по направлению к Гудауте на захваченных в Сочи 14 фаэтонах. После этого властями было получено сообщение о прибытии в Гудауту на 11 фаэтонах вооруженных людей из Сочи, где 7 января 1906 г. должен состояться народный митинг абхазов. Была информация, что явившиеся из Сочи агитаторы на митинг допущены не были.

Из сообщения начальника Сухумского округа, статского советника князя Джандиери, стало известно, что на митинге абхазы решили вести себя корректно по отношению к существующим властям. Решено было просить российские власти об утверждении абхазов в сословных правах и назначить предводителя дворянства, «и если собственность будет уничтожена, то бывшие их земли возвратить, но отнюдь не пришлым мингрельцам».

Расследуя события, связанные с вооруженным восстанием в Сочинском округе, следственные органы пришли к следующему заключению, «что движение это преследовало чисто национально-туземные интересы с целью отторжения Черноморского побережья и учреждение самостоятельной республики. Проживающее в Сочинском округе туземное население открыто давало понять русским соседним поселенцам, что им не жить здесь, так как скоро будет бунт и все земли перейдут к туземцам, которые старались вредить русским, расхищая рабочий скот и учиняя потравы посевов. О готовившемся вооруженном восстании знали только туземцы и ревниво скрывали это от русских, захватив их врасплох. Путем всевозможных угроз – в будущем лишить земель русских поселенцев – туземцы заставляли их примкнуть к революционному движению. В доказательство – много пришлых из Кутаисской губернии».

Произошедшее в декабре 1905 г. вооруженное восстание в посаде Сочи стало следствием объединения политических сил против русской администрации и самодержавия в целом. Только дальнейшие цели расходились у бывших союзников. Представители русской национальности, из числа сторонников партии социалистов-революционеров и частично социал-демократов, ратовали за политические реформы в России, а грузинское население округа – за отделение Грузии от Российской империи и соответственно Сочинского округа в пользу Грузинского государства. Вследствие этого можно констатировать, что классовый конфликт и этническое противостояние объединились на почве ненависти к самодержавию, что привело к важным политическим последствиям.

Во главе сочинской организации конституционных демократов, созданной в марте 1906 г., стояли агроном П. Каракаш, инженер В. Константинов и чиновник переселенческого ведомства В. Трувеллер.

Также в январе 1906 г. началось следствие по делу о вооруженном восстании в посаде Сочи. Жандармским унтер-офицером Федоренко в январе 1906 г. был составлен список служащих государственных ведомств, которые содействовали революционному движению и желали возникновения на территории Сочинского округа демократической республики. В этот список вошли следующие лица: учитель 2-х классного сельского училища Е.П. Павелко; сельский учитель Е.А. Одинцов; городской староста А.М. Бонкер; городской врач А.Л. Гордон; фельдшер окружной больницы Д.И. Болотников; городская акушерка А.Ф. Коверева; лесной кондуктор Сочинского лесничества И.Е. Васютин, а также учителя трехклассного городского училища В.Ф. Гловачук и Г.П. Павелко.

Помимо указанных лиц в Сочи проживали и консервативно настроенные граждане, в отношении которых поступали угрозы от представителей революционного лагеря. Это известно из донесения того же Федоренко: «Доношу Вашему Высокоблагородию, что 3 апреля, на второй день пасхи, в Сочи были десятью лицами получены с почты местные угрожающие письма от Комитета революционеров, печатанные на пишущей машинке, копию формы и содержание при сем представляю. Фамилия Панкова вычеркнута во всех полученных письмах, он учитель Сочинского 3-х классного училища. Лица, получившие означенные письма: 1) Кисленко, акцизный в Сочи, 2) Ведерников, агент Русского Общества Пароходства и Торговли, ныне переведен в город Анапу, 3) Шевазутский, базарный староста в Сочи, 4) Вриони, писец инженера Гофмана в Сочи, 5) Торопов, торговец канцелярских принадлежностей в Сочи, 6) Новалейник, городской десятник в Сочи, 7) Кривобородко, мещанин и домовладелец в Сочи, 8) Залевский, пристав города Сочи, 9) Ганьков, продавец газет в Сочи, 10) Харитонов, дачник, проживает в Сочи, означенные в письме. Письма переданы Товарищу Прокурора Екатеринодарского окружного суда, проживающего в посаде Сочи г. Одляницкому, которым приняты меры для выявления виновных».

Далее Федоренко сообщает: «Указанные жители Сочи при допросе следователем в качестве свидетелей по делу вооруженного восстания в Сочи дали откровенные показания, и это собственно послужило причиною угрозы по их адресу. Кроме того, все эти лица известны в Сочи за не сочувствие революционному движению».

Угрозы от революционеров поступали не только указанным лицам. В апреле 1906 г. в список терроризируемого населения добавили сочинца Кушлянского и навагинского старосту Шпармана. Не погнушались революционеры терроризировать и вдову Ляховецкую, подписав ей послание «РСДРП Роман Куция».

В августе 1906 г. членом группы социалистов-революционеров Б. Квашелавой было совершено вооруженное нападение на базарного старосту Шевазутского, который был легко контужен. Квашелава скрылся с места преступления, а по обвинению в этом покушении власти задержали Ю.К. Розен. Помимо Розен полицией был задержан В. Дзигуа, у которого при обыске была обнаружена печать Сочинской группы Черноморского отдела партии социалистов-революционеров. В квартире Розен власти изъяли относящуюся к декабрьскому восстанию переписку, краски, указанную печать и протокол заседания Сочинской группы социалистов-революционеров, приговоривших к смерти базарного старосту Шевазутского за данные им на следствии показания против революционеров. 

Переписку Розен вела с одним из участников сочинского восстания Н. Коняевым. Помимо указанных фамилий, в Сочинскую группу входили Иван Титович, А. Лолуа, А. Читая, А. Хатов, Семен и Азиз.

Из изъятого у Розен протокола известно, что 19 июня 1906 г. социалисты-революционеры провели заседание, на котором было решено: 1) сохранить старое местопребывание группы; 2) организовать побег из тюрьмы Н. Коняева; 3) провести террористический акт в отношении базарного старосты Шевазутского; 4) выпустить прокламацию с разъяснением, что группа социалистов-революционеров не участвовала в нападении на почту и 5) продолжать вести агитацию среди населения округа. Протокол постановления был подписан председателем Семеном, В. Дзигуа, Б. Коция, Андреем и секретарем Павлом I.

По поводу нападения на почту есть сведения, что 14 июня 1906 г. в 1 ч. дня, на Черноморском шоссе преступники напали на почтовый дилижанс и убили все четыре лошади. Ямщик и почтальон в страхе бежали с места происшествия, а стражник полицейской стражи К. Альдиев, раненый, отстреливался из револьвера, пока к нему не подоспела на помощь пограничная стража. В итоге денежная сумка с 22 тыс. руб., предназначенная для Сочинского казначейства, была сохранена.

Возможно, этими же людьми, 12 сентября 1906 г. около 4 ч. дня, был убит на своей даче, расположенной в 12-ти верстах от посада Сочи, член Совета при Туркестанском военном округе, статский советник Апрелев. Двое преступников ворвались в дом и двумя выстрелами из берданки убили отдыхавшего на кровати Апрелева, после чего преступники скрылись, не взяв ничего из ценностей.

В 1907 г. полицией в Грузии был задержан Р.С. Куция, который в декабре 1905 г. убил начальника сочинской опытной станции Ляховецкого. Кроме этого, власти инкриминировали Куция ряд преступлений, совершенных на территории Грузии. Его обвиняли в разбойном нападении на лавку купца Лабарткава, в убийстве с целью грабежа жителя села Майдали Такварелия,  а также в совершении разбойного нападения на торговцев в Старо-Сенаки, произошедшем 20 февраля 1907 г.

В селении Аибга учитель К. Шульженко сплотил вокруг себя и возглавил группу социалистов-революционеров. В ночь с 17 на 18 июня 1907 г. в селе Ахштырь представители этой группы совершили нападение на лавку купца Буланца, у которого были изъяты обувь и обмундирование. Во время нападения был убит крестьянин А. Бурьян. На крик купца пришла А. Калужина, которая была избита. Кроме этого, группа Шульженко похитила из монастыря, стоящего на краснополянской трассе, денежные суммы. Также эта группа совершила нападение на Ахштырское сельское правление с целью получения бланков паспортов и печати сельского волостного правления, т.к. Шульженко с товарищами предполагал уйти из Сочинского округа на территорию Кубанской области. Во время нападения сельский старшина А. Коник пытался с односельчанами воспрепятствовать этому, и после перестрелки группа Шульженко скрылась с места происшествия.

В августе 1907 г. стражник Ян Тидеман арестовал на почте в селе Красная Поляна Д. Томсона, который пытался разменять купюру номиналом в 100 руб. на более мелкие купюры, т.к. 70 руб. из этой суммы предназначались ему за проведение Шульженко с товарищами через горы в Кубанскую область.

В указанном Томсоном месте произошла перестрелка полицейских и стражников конно-полицейской стражи с группой Шульженко. Во время перестрелки был убит Карл Тидеман, ранены Н. Скиба и З. Сиротин, которые впоследствии скончались от ран. На месте перестрелки был найден красный флаг с лозунгом социалистов-революционеров «Земля и воля».

Несмотря на политический окрас этой группы, она являлась криминальным объединением и представляла угрозу общественному порядку настолько, что в ее ликвидации принимал участие Черноморский генерал-губернатор А.А. Березников. Во время проведения этой операции 4 преступника было убито и 11 захвачено властями. И только некоторым четверым представителям этой группы – Шульженко, Картозии, Ральму и Цхурии, удалось скрыться. 

Ликвидировав две группировки социалистов-революционеров в течение 1906 – 1907 гг., силовые структуры обратили внимание на представителей партии социал-демократов. Из полицейских источников известно, что «в Сочи имеется группа Черноморского комитета РСДРП. В комитете группы состоят Неелова с дочерью, регент Александр Иванович Шмелев, приказчик винной торговли Илларион – он же Ираклий Гугушвили, Василий Гвасолия, часто бывающий в гостинице “Колхида”, Филипп Цхомария – нелегальный, учитель без места Джанашия, “Коля” – провизор в аптеке Лордкипанидзе и Пантелеймон Акимов Онищенко – писарь шоссейных дорог в канцелярии Гофмана. 

Членами сочинской группы состоят: Михаил Александрович Кравченко – механик магазина компании Зингер, Малакий Цходая – писарь у инженера Окулича, содержатель гостиницы “Колхида” Илья Цходая (“Колхида” – адрес для писем), слесарь Алексей Аркадьев, Михаил Зарецкий – работает слесарем у Руденко, Ольга Коридзе – дочь духанщика Виссариона Коридзе и младший сын Айвазова. Учитель Коченовский – член комитета. Группа собрала 630 рублей, с которыми Зарецкий поехал в Саратов приобрести технику. На обратном пути Зарецкий будет писать сотруднику для встречи и помощи при провозе техники. Адскую машину, отосланную из Сочи, взорвавшуюся в Туапсе, делал “Коля” – провизор, за деньги; машина послана из личной мести».

Полицейскими чинами было решено арестовать «Колю» (он же Николай Немсадзе) и Зарецкого во время его проезда через Новороссийск, после чего взять под стражу остальных членов группы. По сведениям агентуры, печать Сочинской группы хранилась у И. Гугушвили или у механика «Магазина Зингера» М.А. Кравченко. В связи с тем, что полиция не имела достаточных фактов противоправительственной деятельности М. Зарецкого и Н. Немсадзе, они не были арестованы. Предполагалось командировать в Сочи секретного сотрудника и только после разработки полученных сведений произвести ликвидацию всей группы. В итоге полицейские чины приняли решение: «Сочинская группа не ликвидирована, так как обыски по сведениям агентуры могут быть безрезультатны ввиду прекращения группой партийной работы».

Заключение

В начале ХХ в. в Сочинском округе имеет место становление общественно-политических объединений социалистической и национальной направленности. В окружном центре, а также в ряде сельских населенных пунктах, создаются группы приверженцев социал-демократической и социал-революционной партий. Сильное влияние на армянское население губернии оказывают национальные партии «Гнчак» («Колокол») и «Дашнакцутюн» (Союз Федерация). Следует также учитывать и негативное отношение представителей армянского населения к Российским властям после решения о секуляризации земель и имущества армянской церкви в 1903 г., т.к. религиозных деятелей имперский режим подозревал в сепаратистских настроениях. 

Сторонники партии грузинских социал-федералистов стояли на позициях грузинской автономии в составе Российской империи. Более радикальные взгляды имели грузинские социал-демократы, которые в 1903 г. возглавили национально-освободительное движение крестьян Гурии. Эти события повлияли на позицию грузинского населения Черноморской губернии, среди которых были выходцы из Кутаисской губернии. По прошествии 100 лет грузины продолжали считать вхождение Грузии (Картлинии и Кахетии) в состав Российской империи не справедливым, т.к. вместо договорных отношений, царское правительство фактически оккупировало территорию восточной Грузии.

Политическая активности населения выразилась в распространении литературы социалистической и антиправительственной направленности, объединении в политические группы, участии в забастовках, в которых рабочие отстаивали свои социально-экономические интересы, а начало Русско-Японской войны только способствовало этому процессу.

С началом Первой российской революции антагонизмы в обществе только увеличились, диалога между правительством и народом не было. Недальновидность царской администрации в решении рабочего, аграрного, национального вопросов, поражения на русско-японском фронте и январские события в Санкт-Петербурге только усложняли ситуацию. В этот круговорот втягивался и Сочинский округ.

Сторонники социал-демократической и социал-революционной партий в Сочи предпринимали усилия для эскалации политической напряженности, постоянно провоцируя местное население и пытаясь столкнуть его с существующими властями. В большей степени здесь преуспели представители социал-демократической партии. Социал-демократы в Сочи стояли во главе конфликтных ситуаций, прилагая все усилия для дестабилизации политической обстановки в Сочинском округе. При этом в отношении лиц, несочувствующих забастовочному движению и сотрудничающих с властями, использовались любые меры воздействия, вплоть до физического уничтожения.

Национально-освободительное движение в Грузии продолжало оказывать влияние на грузинское население Сочинского округа, т.к. Гватуа и его сторонники делали заявления в поддержку этого процесса, но каких-либо сепаратистских высказываний в первой половине 1905 г. не было.

Публикация царского манифеста негативно отразилась на общественном порядке не только на Сочинском округе, но и в России в целом. Царский манифест призывал население государства к спокойствию и умиротворению накалившейся обстановке в стране, но в тоже время, дарование незыблемых основ гражданской свободы, неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов, трактовалось на местах в пользу проведения митингов и часто с антиправительственными лозунгами, без какого-либо противодействия со стороны местных администраций. Многочисленные антиправительственные митинги прошли в Сочи, Хосте и Адлере. 

На митингах в Сочи и его округе социал-демократы отметились тем, что на манифестации в первых рядах выставили школьников, которыми фактически пытались прикрыться на случай столкновения с полицией и конно-полицейской стражей. Примерно в середине октября, до публикации царского манифеста было объявлено в Сочи о создании социал-демократической организации во главе с представителями грузинской национальности, к которой примкнули Поярко, Сальников и другие. Лидер социал-демократов А. Гватуа со своими сторонниками пытался стать во главе общественно-политической жизни посада и округа, подавляя представителей иных политических течений путем угроз и давления. Также действовал лидеры хостинской социал-демократической организации, которые  довольно-таки вольготно чувствовали себя в городе, что устраивали гонения против политических оппонентов, с которых взыскивали по 3 рубля на свои нужды.

Не имея конкретных инструкций и пояснений от вышестоящих органов, администрация Сочи своим бездействием фактически потворствовали эскалации напряженности в общественно-политической жизни на подведомственной территории. В сложившейся обстановке руководители городской управы в Сочи предприняли усилия по созданию охранной стражи. 

В последней декаде ноября была дестабилизирована общественно-политическая ситуация и в Сочи, где на основании решения народного суда из посада удалили городового М. Шинкарева, который был вывезен А. Гватуа и Г. Хуцишвили в Батуми и за денежное вознаграждение убит представителями батумского комитета РСДРП. В связи с тем, что решение об убийстве народный суд не принимал, сторонники иных политических и национальных течений в Сочи осудили это деяние и назвали эти действия социал-демократов диктаторскими. Вследствие этого и в самой организации социал-демократов произошел раскол, который привел к оттоку представителей славянской национальности в ряды социалистов-революционеров. Этому также способствовало распространение информации о сепаратистских намерениях лидеров социал-демократов Гватуа и Хуцишвили, которые заявляли об исторической принадлежности к Грузии территории Сочинского округа. Эти заявления имели место на фоне успешного национально-освободительного движения, которое происходило в Гурии под руководством социал-демократов. При этом нужно отметить, что фракционного деления между сторонниками социал-демократов на территории Закавказья и Черноморской губернии в частности не было.

Сепаратистские настроения грузинского населения отразились на взаимоотношениях со сторонниками социалистов-революционеров и представителями армянской национальности, которые причисляли себя к обще-армянской партии Дашнакцутюн. Поэтому когда социал-демократы во главе с Гватуа, Хуцишвили и Коняевым предприняли попытку ликвидации существующего городского управления в Сочи, то остальные общественно-политические организации их не поддержали, т.к. социалисты-революционеры и сторонники Дашнакцутюн предусматривали желание социал-демократов доминировать в общественной жизни посада.

Вооруженное восстание в Сочи стало следствием скопления вооруженных революционных масс в посаде, которым пришлось противостоять начальнику Сочинского округа с малочисленным гарнизоном. В последней декаде декабря в Сочи прибыли сторонники социал-демократов и социалистов-революционеров из Гагры, Адлера, Хосты и других сельских населенных пунктов. Из Вардане и Лоо по призыву социалистов-революционеров прибыл представители армянской национальности. При этом нужно отметить, что программные пункты социалистов-революционеров об аграрном переустройстве и федеративных взаимоотношениях в Российской империи нашли отклик среди представителей армянской национальности Сочинского округа. Кроме этого, в вооруженном противостоянии с властями приняли представители славянской национальности, которые составляли костяк социал-революционной организации. Фактически против военного гарнизона, состоящего примерно из 100 человек, который возглавлял начальник Сочинского округа, противостояло около 1000 человек. Сдаче гарнизона способствовало давление на начальника округа со стороны лидеров социалистических партий, которые взяли в заложники его беременную жену. Победа революционных сил была недолгой, т.к. вечером 1 января 1906 г. со стороны Батуми подоспели царские войска.

Правительственные силы в январе 1906 г. быстро восстановили общественный порядок на территории Сочинского округа. Спад революционной активности отразился на общественно-политической ситуации. Так, радикальные политических организаций (социал-демократы и эсеры) были дезорганизованы и потеряли влияние на население округа. В тоже время, сложившаяся обстановка способствовала становлению либеральных и консервативно-охранительных направлений (конституционные демократы, партия 17 октября, Союз русского народа и т.п.), сторонники национальных партий Гнчак, Дашнакцутюн и др. активности в 1906 – 1907 гг. не проявляли. Деморализованные сторонники социал-демократов и эсеров пополняли ряды анархистов и эсеров-максималистов.

Таким образом, в период Первой российской революции 1905 – 1907 гг. на территории Сочинского округа царская администрация и консервативные круги одержали лишь частичную победу. И если революционеры и либералы не смогли добиться в 1905 – 1907 гг. намеченных целей, то и правительственный лагерь не сумел сохранить дореволюционный статус-кво. 

Если царская администрация довольно быстро оправилась от шока, пережитого ею в 1905 г., то революционные партии (социалисты-революционеры и социал-демократы) пережили после революции затяжной идейно-организационный кризис. «Наигравшись в революцию», сочинцы сделают определенные выводы, в результате которых спустя 12 лет они поддержат правительство Керенского в условиях Октябрьской революции и до января – февраля 1918 г. будут бойкотировать большевиков.

Заместитель председателя Совета Сочинского отделения РВИО
к.и.н. Таран К.В.
5.0
Запись обновлена: December 24, 2020 09:05 PM
Похожие статьи : Деятельность Комитета обороны города Сочи в период оккупации Краснодарского края (1942-1943) Встреча депутата Государственной Думы России с общественниками г. Сочи Победа русского флота под командованием адмирала Ф.Ф. Ушакова при Калиакрии (31 июля 1791 г.) Боевые действия Лазаревской группы войск (октябрь – декабрь 1942 г.) Городское хозяйство Сочи в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. К истории закладки первого русского укрепления на территории Большого Сочи (18 июня 1837 года) Сочи в годы Великой Отечественной войны Форт Александрия (21 апреля 1838 г.) Боевые действия на Сочинском и Лазаревском направлениях (август 1942 г.) Боевые действия Сочинского отряда в Сухумском военном отделе (1877 г.)
первая_революция_сочи_поярко_гватуа_социал-демократы_эсеры

Пока нет комментариев...

Оставить свой ответ на запись

Ваш email адрес не будет публиковаться.