События РВИО г.Сочи Российского Военно-Историческое Общество Сочинское отделение

Деятельность Комитета обороны города Сочи в период оккупации Краснодарского края (1942-1943)

0 Комментарии
77
28-08-2021

Деятельность Комитета обороны города Сочи в период оккупации Краснодарского края (август 1942 г. – октябрь 1943 г.)                      

Авторы сочинские исследователи Анвар Мирзахматович Мамадалиев и Константин Викторович Таран

Опубликовано: Voennyi Sbornik. 2021. 9(1)

В августе 1942 г. в ходе успешного наступления частей группы армий «А» в южном направлении равнинная часть Краснодарского края была оккупирована немецкими войсками. Не были заняты войсками Третьего рейха города Новороссийск, Геленджик, Туапсе, Сочи, Шапсугский и Адлерский районы, а Армянский и Тульский районы были оккупированы частично. Партийный аппарат и учреждения края эвакуируются в г. Сочи, который до февраля 1943 г. являлся административным центром Краснодарского края.

В данной статье рассматривается деятельность Комитета обороны города Сочи (далее Комитет обороны), которая была направлена на оказание помощи советским частям, оборонявшим северные отроги и перевалы Главного Кавказского хребта, а также побережье Черного моря. Во главе Комитета обороны находились партийные руководители края и Сочи, ему подчинялись Шапсугский и Адлерский районы Краснодарского края. 

В середине августе 1942 г. войска вермахта оккупировали территорию Краснодарского края, за исключением Новороссийска, Геленджика, Туапсе, Сочи, а также Шапсугского и Адлерского районов. Частично не были захвачены территории Тульского и Армянского районов, где советские войска вели бои с войсками вермахта. Линия фронта проходила по перевалам и северным отрогам Главного Кавказского хребта. 

В ходе наступления войск гитлеровской коалиции определились три основных операционных направления на Черноморское побережье с целью захватить город Сочи, Шапсугский и Адлерский районы. Первое направление – Лазаревское – по долине реки Пшеха, перевалам Тубы и Хокуч, далее по долине реки Псезупсе в Лазаревское. Второе – Сочинское – предусматривало наступление немецких войск из населенных пунктов, расположенных в северных отрогах Главного Кавказского хребта: Курджипском, Темнолесском, Алексеевском (Хамышки) – и далее по тропам Фишт-Оштенского массива в направлении перевала Белореченского, Бабук-Аула, Солох-Аула, Дагомыса, Сочи. Третье направление – Адлерское, т.е. по долине реки Малая Лаба, через перевалы Умпырский, Псеашхо, Аишхо, далее Красная Поляна и по долине реки Мзымта в Адлер (Таран, 2020: 67-68).

На Лазаревском и Сочинском направлении войска вермахта действовали силами 97 егерской дивизии 44 егерского корпуса, а на Адлерском направлении боевые действия вели подразделения 91 горнострелкового полка, 94 горно вьючного артиллерийского дивизиона и 94 полевого запасного батальона 4 горно-стрелковой дивизии (Тике, 2005: 80-82, 211-213).

Немецким войскам на Лазаревском направлении противостояли части и соединения 18 армии Северо-Кавказского фронта (далее СКФ) в следующем составе: 13 кавалерийская дивизия, 9 мотострелковая дивизия внутренних войск НКВД, 31, 236, 383 стрелковые дивизии, дивизион 530 артиллерийского полка и Краснодарский отдельный минометный полк (ЦАМО. Ф. 371. Оп. 6367. Д. 53. Л. 120).

Подразделения 20 горнострелковой дивизии 46 армии Закавказского фронта обороняли Сочинское и Адлерское направления, а также Черноморское побережье от Лазаревского до Адлера. Кроме этого, в 20-х числах августа 1942 г. 20 горнострелковая дивизия на Сочинском направлении была усилена 23 пограничным и 33 мотострелковым полками НКВД (Черкасов, 2008: 83-85, 87).

Во время начавшегося успешного наступления немецких войск в южном направлении на Кавказ 28 июля 1942 г. исполнительный комитет Краснодарского краевого совета депутатов трудящихся (далее Крайисполком) обратился к председателю исполнительный комитет Сочинского городского совета депутатов трудящихся (далее горисполком) А.Ф. Белоусу, чтобы с представителем крайисполкома А.Г Залужным были подобраны помещения в Сочи, Мацесте и Хосте для размещения краевого комитета Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) СССР (далее ВКП(б)) и крайисполкома с отделами, а также квартиры для семей партийных работников (МКУ «Архив г. Сочи». Ф. Р-137. Оп. 1. Д. 251. Л. 95).

Первый секретарь краевого комитета ВКП(б) П.И. Селезнев в своем отчете на имя секретаря Центрального комитета ВКП(б) Г.М. Маленкова сообщал, что после оставления советскими войсками в 20-х числах июля 1942 г. Ростова-на-Дону в крае сложилась напряженная обстановка. Части Южного фронта, а затем СКФ были настолько деморализованы, что немецкие войска в течение 5–6 дней захватили всю равнинную территорию Краснодарского края. Военное командование плохо знало истинное положение дел. Необходимо было эвакуировать призывников 1924 и 1925 годов рождения, при этом Краснодарский край поставил в части СКФ 36000 человек, для других военных соединений – 5000 новобранцев. Были эвакуированы семьи начальствующего состава и партийных работников в количестве 100000 человек. Партийное руководство Адыгейской автономной области во время эвакуации по невыясненным причинам не вывезло мобилизационный план, который предусматривал организацию подпольной сети и партизанских баз (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 391. Л. 1, 11-13).

В августе 1942 г. в связи с приближением фронта осложнилась обстановка на Черноморском побережье Северного Кавказа, например, в Шапсугском районе паника и растерянность охватили не только население, но и местное руководство, что грозило дестабилизацией тыла, в котором только начинала восстанавливаться деятельность эвакуированных краевых ведомств. 13 августа 1942 г. аппарат краевого комитета ВКП(б), крайисполкома и другие краевые учреждения прибыли в Сочи. Первый секретарь краевого комитета ВКП(б) П.И. Селезнев в качестве члена Военного совета СКФ находился при штабе фронта в станице Хадыженской, и В.А. Родионов регулярно отсылал ему информацию о положении дел (Кубань…, 2000: 413-414, 427-428).

Эвакуация гражданского населения Краснодарского края и его размещение являлись главной задачей в сложившейся обстановке, поэтому 17 августа 1942 г. на заседании горисполкома было принято решение о размещении эвакуированных из г. Краснодара учреждений, организаций и семей работников партийного аппарата Краснодарского края. Городские торговые учреждения за счет финансирования городского отдела здравоохранения должны были обеспечить продуктами питания прибывших в город раненых из числа гражданского населения края (МКУ «Архив г. Сочи». Ф. Р-137. Оп. 1. Д. 251. Л. 116).

По предложению третьего секретаря краевого комитета ВКП(б) В.А. Родионова постановлением краевого комитета ВКП(б) в Сочи 18 августа 1942 г. был создан Комитет обороны, которому подчинялись также Шапсугский и Адлерский районы Краснодарского края (Кубань…, 2000: 414-415).

19 августа 1942 г. состоялось первое заседание Комитета обороны, на котором присутствовали его председатель – первый секретарь городского комитета ВКП(б) В.П. Кочетков, члены Комитета обороны – комиссар 20 горнострелковой дивизии Л.Ф. Галандзия, председатель горисполкома А.Ф. Белоус и начальник Сочинского отдела управления НКВД Краснодарского края капитан госбезопасности И.Ф. Жданов. На заседание были приглашены  управляющий краевой конторой Нефтесбыта Стельмахович, от отдела военного снабжения СКФ – майор Хохлачев, уполномоченный управления снабжения СКФ Подорожный, заведующий транспортным отделом краевого комитета ВКП(б) Сакваралидзе, начальник транспортного отдела НКВД железной дороги им. Ворошилова П.А. Михайлов, начальник транспортного отделения НКВД г. Ростова-на-Дону Владимиров и секретарь Сочинского городского комитета ВКП(б) по промышленности и транспорту Задорожный. На заседании стоял вопрос о ходе разгрузки поступающих грузов на железнодорожный участок станции Сочи. После докладов Белоуса и Стельмаховича Комитет обороны постановил следующее:

1. Поручить председателю горисполкома Белоусу в суточный срок провести точную инвентаризацию всех имеющихся свободных и полностью не загруженных складских помещений независимо от их ведомственной принадлежности и подготовить их к приему поступающих грузов.

2. Потребовать от уполномоченного управления снабжения СКФ Подорожного не позднее как в течение 48 часов разгрузить 51 вагон грузов, адресованных военному складу № 266, и складывать их в отведенных помещениях.

3. Обязать председателя горисполкома Белоуса в целях быстрейшего рассредоточения грузов, находящихся на железнодорожной станции Сочи, провести мобилизацию населения для проведения погрузочных работ.

4. Принять к сведению заявление управляющего краевой конторой Нефтесбыта Стельмаховича о том, что из общего количества 451 цистерны, находящейся под горючим разных видов, 211 цистерн разгружено, и о том, что качество горючего оставшихся 240 цистерн не определено. Учитывая это заявление, Комитет обороны обязывал Стельмаховича не позднее 9 часов 20 августа 1942 г. выяснить сортность и виды горючего, после чего предоставить свои предложения Комитету обороны по рассредоточению горючего (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 1-1 об.).

На основании решений Комитета обороны на железнодорожной станции были слиты в емкости 152 цистерны нефтепродуктов, около 250 цистерн распределены по станции. Разгружено на площадках и складах 111 вагонов с продуктами, т.е. цистерны и вагоны – объекты немецких бомбардировок – были рассредоточены. Также была усилена охрана грузов (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 388. Л. 3).

На следующий день, 20 августа 1942 г., состоялось заседание крайисполкома, на котором в связи с организацией в городе Сочи административного центра Краснодарского края и участившейся бомбардировкой немецкой авиацией города был рассмотрен вопрос об усилении местной противовоздушной обороны (далее МПВО) города Сочи. После доклада начальника отдела МПВО управления НКВД Краснодарского края Станиславского были приняты организационные решения: предлагалось укомплектовать штаб МПВО города Сочи за счет кадрового начальствующего состава штабов МПВО городов Краснодарского края, оккупированных войсками гитлеровской коалиции. Содержание вольнонаемного состава штаба и финансирование мероприятий МПВО предлагалось производить за счет средств МПВО городов Краснодара, Майкопа, Тихорецка и Армавира. Кроме этого, было решено ходатайствовать перед Советом народных комиссаров СССР об утверждении города Сочи как города-пункта МПВО (МКУ «Архив г. Сочи». Ф. Р-137. Оп. 1. Д. 249. Л. 78).

По решению бюро Адлерского районного комитета ВКП(б) от 23 августа 1942 г. Адлерский истребительный батальон в количестве 32 человек был откомандирован в горы для изучения местности, закрытия проходимых троп и производства закладки тайников с боеприпасами и продовольствием на партизанских базах. Бойцы истребительного батальона Адлерского района несли службу в горах вплоть до отступления немецких войск в январе 1943 г. (ЦДНИКК. Ф. 508. Оп. 1. Д. 124. Л. 1).

В соответствии с постановлением № 068 Военного совета СКФ от 23 августа 1942 г. «Об эвакуации госпиталей из района Сочи – Хоста» были приняты следующие решения:

1. Вывести из района Сочи – Гагры к 1 сентября 1942 г. в Сухуми – Поти для дальнейшей эвакуации по указанию народного комиссара здравоохранения (далее НКЗ), всесоюзного центрального совета профессиональных союзов (далее ВЦСПС) и главного военно-санитарного управления РККА 14 госпиталей ВЦСПС, 23 госпиталя НКЗ и 16 госпиталей народного комиссариата обороны. Часть медицинского имущества эвакуируемых госпиталей использовать во фронтовых условиях. Для этого начальнику санитарного управления СКФ бригадному врачу Л.М. Мойжес донести начальнику главного военно-санитарного управления РККА о количестве изъятого имущества для проведения взаиморасчетов.

2. Начальнику санитарного управления фронта Мойжес оказать необходимое содействие в эвакуации госпиталей.

3. Для вывоза имущества эвакуируемых госпиталей со станции Бзыбь на Сухуми и Поти – начальнику автомобильного управления Страхову весь порожний транспорт, следующий на Сухуми, направлять через станцию Бзыбь; начальнику военных сообщений фронта генерал-майору Румянцеву выделить с 26 августа 1942 г. необходимый морской транспорт (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 138. Л. 1).

В это время, 23 августа 1942 г., в связи со сложной оперативной обстановкой на Северном Кавказе в штаб Закавказского фронта прибыл член Государственного комитета обороны Л.П. Берия, которым после ознакомления с положением дел на фронте были предприняты организационные мероприятия и кадровые перестановки. В директиве Закавказского фронта от 28 августа 1942 г., подготовленной Л.П. Берией, значилось следующее: войска вермахта упредили части 46 армии и заняли перевалы Клухор, Санчаро и подошли к Белореченскому перевалу. Это явилось следствием того, что командование 46 армии неправильно организовало свои действия по обороне перевалов Главного Кавказского хребта, не стремилось к активной борьбе за перевалы на северных склонах гор, ограничилось высылкой на перевалы небольших отрядов под командой малоопытных командиров, потеряв сразу с ними связь. Преступно и халатно было организовало снабжение войск боеприпасами, продовольствием и обмундированием. В ряде частей и подразделений 50–70% бойцов оказалось без обуви и шинелей (ЦАМО. Ф. 47. Оп. 1063. Д. 193. Л. 194).

Большой ошибкой командования 46 армии было и то, что оно не установило тесной связи с местными организациями и населением, не использовало их возможностей для усиления обороны, не подготовило транспортные средства для снабжения войск в горных условиях. Командиры частей и соединений, выделенных для обороны перевалов, как правило, сами не бывали непосредственно на перевалах, лично не знали, насколько правильно были построены боевые порядки подразделений и их оборонительные рубежи. Штаб 46 армии плохо вел оперативную и разведывательную работу, не знал ни сил войск вермахта, подходивших к перевалу, ни обстановки, в которой развертывались первые боевые действия высланных на перевалы отрядов. Военный совет 46 армии не обращал внимания на эти недостатки, был благодушно настроен, что послужило причиной создавшегося тяжелого положения на перевалах. Далее в приказе были перечислены кадровые назначения. Так, командующим 46 армией был назначен генерал-майор К.Н. Леселидзе, а его заместителями – полковники И.И. Пияшев и М.Г. Микеладзе (ЦАМО. Ф. 47. Оп. 1063. Д. 193. Л. 195).

Кроме этого, учитывалась возможность проникновения немецких войск второстепенными тропами путем обхода выдвинутых на перевалы наших отрядов, для чего требовалось немедленно взять под особое наблюдение дороги Красная Поляна – Адлер, Бабук-Аул – Дагомыс, Хокуч – Лазаревское, заняв каждую из них ротой пехоты, усиленной саперами для взрыва дефиле, в случае непосредственной угрозы занятия противником этих дорог. В городах Очемчири, Сухуми, Гудауты, Гагра, Адлер, Сочи создавались гарнизоны в помощь частям, выдвинутым на перевалы, готовые к выполнению боевых задач. Также ставилась задача организовать бесперебойное снабжение боеприпасами, продовольствием и теплым обмундированием всех войск, выдвинутых в горы, для чего необходимо было создать запасы на месяц в узлах дорог на важнейших направлениях и обеспечить подвоз из сформированных вьючных транспортов с привлечением местного населения, немедленно приступить к снабжению обмундированием бойцов и командиров в горах, закончив эту работу не позже 2 сентября (ЦАМО. Ф. 47. Оп. 1063. Д. 193. Л. 196-197).

В целях оказания помощи действующим частям РККА в организации и укреплении обороны на перевалах Главного Кавказского хребта и Черноморском побережье 28 августа 1942 г. было решено создать комитеты обороны в Сочи, Гаграх и Сухуми, что было подтверждено постановлением Военного совета Закавказского фронта (Кубань…, 2000: 414-415).

В Сочи председателем Комитета обороны являлся второй секретарь краевого комитета ВКП(б) П.К. Бычков, членами комитета на постоянной основе были первый секретарь городского комитета ВКП(б) Кочетков, председатель горисполкома Белоус и начальник Сочинского отдела управления НКВД капитан госбезопасности Жданов. В связи с тем, что дорога до Белореченского перевала была в неудовлетворительном состоянии, 29 августа 1942 г. Комитет обороны в соответствии с указаниями Военного совета Закавказского фронта постановил:

1. Немедленно приступить к ремонту и восстановлению проселочной дороги на участке Бзыч – Бабук-Аул и закончить работы до 8 сентября 1942 г. 

2. Назначить руководителями работ по ремонту и восстановлению дороги: секретаря городского комитета ВКП(б) по промышленности и транспорту Задорожного, заместителя председателя Сочинского горисполкома Котова, уполномоченного управления НКВД по Краснодарскому краю – начальника Армавирского городского отдела управления НКВД – старшего лейтенанта госбезопасности Вачурина.

3. Обязать председателей Сочинского горисполкома Белоуса, Шапсугского райисполкома Новикова в суточный срок провести мобилизацию гражданского населения на работы по ремонту и строительству дороги из расчета: Сочи – 225 человек, в том числе 25 плотников; Шапсугский район – 300 человек, из которых 30 плотников. Всех мобилизованных рабочих и плотников необходимо было снабдить соответствующим шанцевым инструментом.

4. Обязать Сочинский горисполком и Шапсугский райисполком организовать питание мобилизованных граждан через соответствующие торгующие организации и колхозы.

5. Поручить начальнику Сочинского отдела управления НКВД Жданову использовать на строительных работах по сооружению дороги весь антисоветский элемент, предназначенный к выселению из Сочи, Шапсугского и Адлерского районов, придав их в распоряжение руководителей работ как физическую рабочую силу. Питание этого контингента возложить на Сочинский горисполком и Шапсугский райисполком. Помимо этого, каждый из этой категории лиц должен иметь при себе 10-дневный запас продовольствия, а также необходимый шанцевый инструмент (кирки, лопаты, топоры, пилы).

6. Предложить председателю Сочинского горисполкома Белоусу мобилизовать необходимое количество автомобильного и гужевого транспорта, придав его в распоряжение Сочинского отдела НКВД для выполнения операции (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 6).

Кроме этого, между членами Комитета обороны были распределены обязанности. На председателя Сочинского городского комитета ВКП(б) Кочеткова возлагались следующие обязанности:

а) мобилизация партийных сил на выполнение задач фронта по борьбе с войсками вермахта;

б) вопросы формирования партизанских отрядов и приведение их в боевую готовность;

в) руководство работами по разгрузке железнодорожного транспорта и продвижению грузов по железной дороге.

На начальника Сочинского отдела управления НКВД Жданова были возложены:

а) вопросы государственной и общественной безопасности в городе Сочи, Шапсугском и Адлерском районах;

б) проведение репрессивных и карательных мероприятий по отношению к антисоветскому элементу и другим лицам, подрывающим оборону страны;

в) соблюдение в городе строжайшего революционного порядка;

г) руководство истребительными батальонами и их боевой подготовкой;

д) учет оружия и его распределение в городе;

и) соблюдение паспортного режима;

к) осуществление контроля руководства над работой по выдаче разрешений гражданам на въезд и выезд из города Сочи.

На председателя горисполкома Белоуса был возложен следующий круг обязанностей:

а) вопросы мобилизации всех видов транспорта на нужды обороны;

б) создание продовольственных фондов в городе и их распределение;

в) организация торговли и общественного питания в городе;

г) создание запасов горючего и его распределение;

д) мобилизация гражданского населения на работы, связанные оборонными мероприятиями;

е) руководство формированиями и штабами МПВО, использование их для ликвидации последствий бомбежек;

ж) руководство коммунальными предприятиями по удовлетворению нужд населения города;

з) руководство по организации строительства бомбоубежищ, газоубежищ и щелей (укрытий) в городе;

и) организация эвакуации членов семей партийного и советского актива города и районов;

к) вопросы размещения людского состава в городе;

л) вопросы оказания помощи эвакуированным, беспризорникам, калекам и т.д.

На командира 20 горнострелковой дивизии полковника Турчинского и комиссара дивизии Галандзия возлагалось следующее:

а) расстановка вооруженных сил гарнизона и других ведомств по организации защиты города и районов от немецких войск;

б) организация средств активной воздушной обороны города от налетов вражеской авиации;

в) соблюдение строжайшего порядка и дисциплины среди военнослужащих, частей, расположенных на территории города Сочи, Шапсугского и Адлерского районов;

г) осуществление контроля и руководства над работой военного коменданта города (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 29-29 об.).

В начале сентября 1942 г. стабилизировалась линия фронта в северных отрогах Главного Кавказского хребта, немецкие войска перед наступлением на Туапсинском направлении приступили к перегруппировке своих сил, продолжились бои местного значения. Поэтому Комитетом обороны был рассмотрен вопрос об оказании помощи частям РККА в размещении полевых передвижных госпиталей (Куликов, 2009: 49).

В сентябре 1942 г. краевой комитет ВКП(б) приступил к реанимации партизанского движения в крае. Незадолго до этого на основании постановления Государственного комитета обороны от 3 августа 1942 г. был создан Южный штаб партизанского движения при Военном совете СКФ, который возглавил первый секретарь краевого комитета ВКП(б) П.И. Селезнев (Киселев, 2017: 45).

Стремительное отступление частей РККА негативно отразилось на деятельности партизанских отрядов, которые не смогли выйти на подготовленные базы, т.к. отдельные воинские части отбирали у партизан продовольствие и обмундирование. Некоторые партизанские отряды входили в состав частей РККА и с ними вели бои с войсками Третьего рейха, прикрывали отход частей СКФ. Среди партизан отсутствовала дисциплина, и просматривалось пренебрежение к организации быта. В то же время партизанский отряд «За Сталина!» Тульского района 27 августа 1942 г. устроил засаду между Даховской и Хамышками (Алексеевское), в перестрелке были уничтожены 32 солдата и 4 офицера войск вермахта (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 391. Л. 14-19).

В соответствии с постановлением краевого комитета ВКП(б) от 3 сентября 1942 г. для руководства партизанским движением в Краснодарском крае был создан краевой штаб в составе первого секретаря краевого комитета ВКП(б) П.И. Селезнева, председателя крайисполкома П.Ф. Тюляева и начальника управления НКВД К.Г. Тимошенкова. Кроме этого, была утверждена дислокация партизанских кустов – Анапского, Новороссийского, Краснодарского, Нефтегорского, Майкопского, Мостовского и резервного Сочинского (Кубань…, 2000: 472).

На заседании Комитета обороны 5 сентября 1942 г. был рассмотрен вопрос «О партизанском отряде Сочинского района». После доклада начальника Сочинского отдела управления НКВД Краснодарского края майора госбезопасности И.Ф. Жданова о структуре Сочинского партизанского отряда и предполагаемых районов его действия Комитет обороны постановил:

1. Установить территорию действий Сочинского партизанского отряда в Адлерском и Шапсугском районах между реками Шахе и Кудепста. Все стоянки, тайники продовольствия и боеприпасов для Сочинского партизанского отряда должны быть заложены в определенных местах на упомянутой выше территории.

2. Поручить бюро Сочинского городского комитета ВКП(б) и Сочинскому городскому отделу НКВД использовать для включения в партизанский отряд необходимые людские ресурсы, проживающие в сельской местности на территории между реками Шахе и Кудепста, а также использовать имеющиеся в колхозах продукты для закладки тайников в местах базирования партизанского отряда.

3. Адлерскому и Шапсугскому районным комитетам ВКП(б) необходимо было принимать продовольствие и жителей в состав партизанских отрядов, расположенных на территории между реками Шахе и Кудепста, только с согласия Сочинского городского комитета ВКП(б).

4. Поручить первым секретарям Сочинского городского комитета ВКП(б), Адлерского и Шапсугского районных комитетов ВКП(б) разработать детальный план взаимодействия и связи между партизанскими отрядами на случай боевых действий (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 8).

В этот период в Краснодарском крае был создан 81 партизанский отряд (5548 человек), 11 из которых, в том числе партизанские отряды Сочинского куста, действовали в пределах своих административно-территориальных делений, выполняли отдельные задания и поручения (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 391. Л. 32).

На участке Сочинского района действовали три партизанских отряда: Солох-Аульский, Сочи-Ажекский и Хостинско-Воронцовский (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 164. Л. 1-3 об.). Перед партизанами были поставлены задачи наблюдать за появлением неизвестных лиц в селениях и лесу, за неприятельскими самолетами, с которых могли быть сброшены диверсанты, шпионы и т.д., а также выявлять антисоветские настроения среди местных жителей (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 178. Л. 40).

7 сентября 1942 г. в очередной раз на собрании Комитета обороны рассматривался вопрос «О ходе строительства Солох-Аульской дороги». Членами Комитета обороны была отмечена недопустимая медлительность в организации развертывания работ на строительстве дороги, в связи с чем создавалась прямая угроза срыва постройки дороги в установленный срок, намеченный на 8 сентября 1942 г., для этого были приняты следующие решения:

1. Обязать Шапсугский районный комитет ВКП(б), Сочинский городской комитет ВКП(б), Сочинский горисполком и Шапсугский райисполком в суточный срок направить на строительство недостающее количество рабочих и организовать своевременное выполнение работы по строительству дороги.

2. Предупредить секретаря Шапсугского районного комитета ВКП(б) Подвезенного и председателя райисполкома Новикова об их персональной ответственности за выполнение постановления Комитета обороны от 29 августа 1942 г. о выделении необходимого количества людей и окончании в установленный срок работ по строительству дороги на отведенном участке.

3. Предупредить секретаря Сочинского городского комитета ВКП(б) Задорожного и заместителя председателя горисполкома Котова, что они несут персональную ответственность за своевременное окончание строительства Солох-Аульской дороги, и в случае неисполнения в установленный срок они будут привлечены к партийной ответственности.

4. Обязать руководителя Сочиторга Касьянова в суточный срок завести на строительство необходимые продукты, организовать питание рабочих и к 7 сентября 1942 г. доложить Комитету обороны о принятых мерах.

5. Мобилизовать на период строительства дороги автомашину ГАЗ А-КЧ 67-70, принадлежащую карантинной инспекции и передать ее Сочиторгу для подвоза продуктов рабочим, занятым на строительстве (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 9-9 об.).

Из сводки за 9 сентября 1942 г. известно, что на строительстве Солох-Аульской дороги работало 815 рабочих (Сочинский район – 191,  Шапсугский район – 251, спецконтингент – 270 и личного состава НКВД – 103 человека). Пройдено трассы – 11000 м, убрано грунта – 14142 м2. Работы по стройке и благоустройству дороги продолжались (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 482. Л. 83).

На очередном собрании  Комитета обороны 9 сентября 1942 г. были рассмотрены следующие вопросы: «О борьбе с бандитизмом и мародерством в городе Сочи» (докладывал заместитель начальника городского отдела НКВД Игнатенко), «О закрытии троп и переходов горных участков Сочинским партизанским отрядом» (докладывал секретарь городского комитета ВКП(б) по кадрам Шулятьев), «О состоянии обороны города Сочи» (докладывал начальник Сочинского отдела управления НКВД майор госбезопасности Жданов) и «О состоянии обороны в Шапсугском и Адлерском районах» (докладывали секретарь Шапсугского районного комитета ВКП(б) Подвезенный и  секретарь Адлерского районного комитета ВКП(б) Наон).

По первому вопросу Игнатенко сообщил, что с усилением потока эвакуированных увеличился рост преступлений и дезертирства. Это потребовало со стороны милиции усиления борьбы с преступным элементом, в августе 1942 г. при проведении облав и патрулировании было задержано 659 различных преступников и нарушителей, в том числе: дезертиров – 344 человека, арестовано преступного уголовно-криминального элемента – 164 человека, мародеров – 2 человека, безнадзорных и несовершеннолетних преступников – 142 человека. На основании поступившей информации Комитет обороны постановил:

1. Обязать заместителя начальника Сочинского городского отдела НКВД Игнатенко принять более решительные меры борьбы по выявлению и удалению из города Сочи уголовного элемента путем проведения совместно с комендатурой города облав и усиления патрульной службы, особенно в ночное время.

2. Поручить прокурору города Сочи Ткачеву привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, которые не принимают надлежащих мер в сохранении социалистической собственности (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 13).

По вопросу «О закрытии троп и переходов горных участков Сочинским партизанским отрядом» Комитет обороны утвердил следующие решения:

1. Одобрить намеченные участки закрытия троп и переходов в бассейне рек Сочи, Ац, Агура и Бзыч.

2. Обязать секретаря городского комитета ВКП(б) по кадрам М.И. Шулятьева и начальника штаба партизанского отряда А.П. Краснова: 

а) расставить партизанские группы на указанных участках не позднее 20 сентября 1942 г., согласовав расстановку партизанских групп с командованием штаба 20 горнострелковой дивизии;

б) отобрать людей из местного населения в партизанский отряд для закрытия горных троп и переходов, недостающее количество – 30 человек – выделить из состава истребительного батальона по списку (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 12).

В вопросе «О состоянии обороны города Сочи» было уделено внимание материальному и хозяйственному состоянию истребительного батальона, поэтому было решено:

1. Одобрить сводный план обороны города Сочи подразделениями НКВД.

2. Поручить председателю горисполкома Белоусу и начальнику Сочинского отдела управления НКВД Жданову:

а) пересмотреть имеющийся в народном хозяйстве города Сочи автотранспорт и часть его прикрепить к истребительному батальону на случай срочных выездов для выполнения боевых заданий;

б) принять меры по изысканию необходимой одежды и обуви для обмундирования бойцов истребительного батальона.

3. Поручить председателю горисполкома Белоусу и заведующему горторготделом Немерещенко выделить необходимые продовольственные фонды для бойцов истребительного батальона.

4. С целью создания резерва для истребительного батальона и учета мужского населения поручить секретарю городского комитета ВКП(б) по кадрам Шулятьеву совместно с заместителем начальника городского отдела НКВД по милиции – начальником истребительного батальона Игнатенко и военным комиссаром города Черкашенко в трехдневный срок пересмотреть весь людской состав города Сочи и отобрать для зачисления бойцами в истребительный батальон и создать резерв.

5. Обязать первого секретаря городского комитета ВКП(б) В.П. Кочеткова и начальника Сочинского отдела управления НКВД Жданова обратить внимание на укрепление дисциплины в истребительном батальоне (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 11).

Во время обсуждения мероприятий, связанных с состоянием обороны, Комитетом обороны отмечалась медлительность в проведении мероприятий по изучению и закрытию малоизвестных троп силами истребительного батальона и партизан в Адлерском районе. В Комитете обороны небезосновательно полагали, что в случае несвоевременного проведения указанных мероприятий не исключалось просачивание дезертиров и шпионов войск вермахта. Кроме этого, Адлерским районным комитетом ВКП(б) не был укомплектован в полном объеме личный состав истребительного батальона. Неудовлетворительно проходила закладка в тайники продовольствия для партизанских баз. Не были предусмотрены дополнительные источники пополнения продовольствием, не произведен сбор каштанов и дички. Учитывая указанные недостатки, Комитет обороны постановил:

1. Обязать секретаря Адлерского районного комитета ВКП(б) Наона и начальника районного отдела НКВД Литвинова до 16 сентября 1942 г. пересмотреть расстановку партизан и бойцов истребительного батальона с таким расчетом, чтобы закрыть неохраняемые, малоизвестные тропы, через которые возможно просачивание противника, дезертиров и шпионов, а также в 7-дневный срок пополнить состав истребительного батальона за счет проверенной молодежи и невоеннообязанных, в первую очередь за счет комсомольцев и коммунистов.

2. Обязать Адлерский и Шапсугский районные комитеты ВКП(б) к 20 сентября 1942 г. закончить закладку продовольствия в тайники, а также организовать силами бойцов отрядов заготовку каштанов, дички и шиповника как противоцинготного средства и проводить систематически занятия с бойцами истребительных батальонов, укрепляя в них дисциплину (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 10).

На заседании Комитета обороны, состоявшемся 12 сентября 1942 г., постановлением № 9 были приняты следующие решения «О строительстве оборонных объектов в г. Сочи»: в целях ускорения производства оборонных работ предлагалось распределить выполнение мероприятий по отдельным учреждениям и предприятиям из расчета по 5 человек на боевую точку. Руководители предприятий и учреждений, участвующих в оборонной работе, обязывались закончить строительство объектов к 20 сентября 1942 г. Райлесхозу, Гослесхозу и Горлесзагу поручалось выделить участок заготовки леса в распоряжение Закавказского фронта. Горисполком, исполнительные комитеты Адлерского и Шапсугского районов обязывались в двухдневный срок выделить 514 человек и 45 подвод на строительство четырех оборонительных объектов в районах Мацесты, Сочи, долины реки Сочи и Головинка. За всеми строящимися объектами назначались ответственные лица из партийного актива. Комитетом обороны на руководителей предприятий и учреждений возлагалась ответственность за своевременное выделение рабочей силы, транспорта и окончание работ в установленные сроки (Таран, 2019: 42-43).

15 сентября 1942 г. было закончено строительство дороги на участке Бзыч – Бабук-Аул. В этот день в целях обеспечения бесперебойных перевозок воинских грузов на Белореченский перевал Комитет обороны обязал Шапсугский районный комитет ВКП(б) и райисполком до 25 сентября 1942 г. произвести работы по обустройству дороги Бзыч – Дагомыс. В связи с этим необходимо было мобилизовать 300 человек сроком на 10 дней, обеспечить их питанием и необходимым инструментом. Для работы с мобилизованными колхозниками и организации выполнения и перевыполнения установленных норм выработки необходимо было выделить партийного работника, закрепить после ремонта участок дороги Дагомыс – Бабук-Аул за колхозами и обязать их содержать его в исправном состоянии. Начальник Сочинского отдела управления НКВД Жданов обязывался для ремонта дороги Бзыч – Дагомыс закрепить людей из спецконтингента в количестве 280 человек. Руководитель Сочторга Касьянов должен был обеспечить питание спецконтингента и охраны, организовав выделение соответствующих фондов в крайторготделе (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 15).

В двадцатых числах сентября, перед массированным наступлением войск вермахта на Туапсе, ввиду активизации немецкой авиации Комитет обороны 24 сентября 1942 г. принял постановление № 10 «Об усилении местной противовоздушной обороны города Сочи». По данному вопросу докладывал начальник МПВО председатель горисполкома Белоус, который отметил, что состояние противовоздушной обороны не обеспечивало в полном объеме охрану с воздуха города Сочи. Формирования МПВО были укомплектованы личным составом на 25%. Население обеспечивалось убежищами и укрытиями полевого типа на 75%. Начавшееся строительство убежищ в районе городского театра и санатория «Красная Москва» не было завершено. Население не было обеспечено средствами противохимической защиты, а количество противогазов было рассчитано на 7% жителей Сочи. Недостаточно решительно проводилась борьба с нарушителями правил противовоздушной обороны. Работники милиции и комендатуры только фиксировали факты нарушений, не применяя административных мер воздействия. Пункты воздушного наблюдения, оповещения и связи несвоевременно оповещали штаб МПВО о приближении авиации противника.

В целях усиления МПВО города и устранения указанных недостатков  Комитет обороны постановил:

1. По предложению начальника МПВО Белоуса создать 4 участка МПВО на территории Сочи, поселков Мацеста и Хоста, при участках укомплектовать боевые формирования с переводом их на казарменное положение.

2. Горвоенкому Черкашенко поручалось к 28 сентября 1942 г. доукомплектовать формирования МПВО в соответствии с установленными штатами Главного управления МПВО НКВД СССР из контингента годных к строевой службе возрастом свыше 45 лет и ограниченно годных до 45 лет. Запрещалось отписывать и использовать бойцов формирований МПВО на других работах вне пределов города без согласования со штабом МПВО.

3. Горторготдел обязывался обеспечить питанием бойцов формирований МПВО, находящихся на казарменном положении.

4. Горисполком, руководители учреждений и предприятий города обязывались немедленно привести в надлежащий порядок все убежища и укрытия. Управляющему трестом противооползневых работ Ахметову указывалось на крайнюю недопустимость затягивания строительства командного пункта штаба МПВО и убежищ в районе городского театра и санатория «Красная Москва». Предлагалось Ахметову к 28 сентября 1942 г. закончить строительство командного пункта, а к 1 октября 1942 г. – другие объекты.

6. Командиры пунктов воздушного наблюдения, оповещения и связи и ПВО обязывались своевременно оповещать штаб МПВО о приближении авиации противника.

7. Председатель городского совета Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству  Богданова обязывалась совместно с городским комитетом Общества Красного Креста организовать для населения демонстрацию на пунктах химической защиты использования противогазов. Через радиовещание и публикации инструкций организовать агитацию и популяризацию изготовления противогазов населением из собственного материала.

8. Начальник НКВД Игнатенко, прокурор города Ткачев и комендант обязывались в соответствии с указанием Прокурора СССР и решением Пленума Верховного Суда СССР от 26 сентября 1941 г. № 2510 привлекать к строгой ответственности нарушителей правил МПВО (светомаскировка, движение по городу в период действия сигнала «воздушная тревога» и т.д.).

9. Начальник городского отдела связи Усков обязывался немедленно устранить имеющиеся недостатки телефонной связи на постах воздушного наблюдения, оповещения и связи.

10. Горисполкому (Морозову, Белоусу и Гедионову) поручалось разработать мероприятия, способствующие улучшению и своевременному оповещению населения о приближении авиации противника. Отчет о проделанной работе необходимо было сообщить Комитету обороны в двухдневный срок.

11. С целью улучшения службы по наблюдению за воздухом и устранения параллелизма служб воздушного наблюдения, оповещения и связи Станиславскому и Шуленкову поручалось разработать схему оповещения и представить ее Комитету обороны (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 16-16 об.).

Во исполнение решения Комитета обороны об организации в городе пункта ПВО и улучшении противовоздушной обороны начальник отдела МПВО управления НКВД Краснодарского края майор Станиславский обращался с ходатайством к командующему Закавказским фронтом об оказании помощи в деле налаживания противовоздушной обороны города. В своем ответе командующий Закавказской зоной ПВО генерал-лейтенант артиллерии Гудыменко сообщал, что просьба об организации пункта ПВО в Сочи удовлетворена быть не может ввиду отсутствия для этой цели средств. При этом командующий обещал возбудить ходатайство перед заместителем народного комиссара обороны по ПВО о выделении для этого дополнительных средств ПВО (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 500. Л. 54).

В ходе начавшегося наступления на Туапсинском направлении не исключалась возможность выхода немецких войск на Черноморское побережье, в связи с чем Комитет обороны усилил контроль за проведением оборонных работ. 4 октября 1942 г. партийное руководство Адлерского района отчиталось за проведенные в сентябре оборонные работы. В соответствии с планом необходимо было заготовить по хозяйствам: Гослесхоз – 5000 м3, Межрайлесзаг – 2500 м3, итого – 7500 м3. Заготовлено 2408 м3, или 32%; стрелевано (доставлено древесины с лесосек) 709 м3, или 9,4%; вывезено 345 м3, или 4,6%. Для работы на лесосеке район поставил 141 человека вместо запланированных 425 человек. Подвод вместо 275 было поставлено 101. Это связано с тем, что откомандированные подводы и люди работали нерегулярно, желая отлучки за продуктами и для ремонта поломанных бричек. В среднем работало 40–45 подвод. Имело место умышленное уклонение от работ, за что было подвергнуто штрафу 5 человек и предано суду революционного трибунала 4 человека (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 482. Л. 84).

На прокладку железнодорожного полотна Адлерский район вместо 500 человек предоставил 238 и вместо 500 подвод – всего 83. На строительство оборонных точек в районе Сочи Адлерский район должен был послать 70 человек, по факту предоставлено 90 человек и 6 подвод вместо запланированных 5. В строительстве адлерского аэродрома участвовало 30 человек, и 38 человек из Адлерского района работало на аэродроме в Сочи. На строительстве дороги к району обороны за Красной Поляной трудилось 150 человек на 5 подводах. В мастерских по изготовлению теплых вещей для бойцов РККА работало 30 человек (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 482. Л. 84).

Всего из Адлерского района было откомандировано на оборонные работы 749 человек вместо запланированных 995, подвод – 195 вместо – 769. Заканчивался сбор шанцевого инструмента для строительства объектов обороны. Предварительно было собрано 453 предмета шанцевого инвентаря и инструментов, окончательный сбор которых должен был завершиться 6 октября 1942 г. (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 482. Л. 84 об.).

27 октября 1942 г. на заседании Комитета обороны с докладом выступил профессор-консультант Комитета обороны и штаба Черноморского флота Евгений Федорович Меркулов, который предложил для нужд фронта организовать в Сочи производство артиллерийских снарядов и мин из перлитового чугуна. Заслушав профессора Меркулова, комитет принял следующее постановление:

1. Организовать производство артиллерийских снарядов и мин из перлитового чугуна в судоремонтной и авторемонтной мастерских города Сочи без ущерба для их основного производства.

2. Техническое руководство и организацию производства возложить на профессора Меркулова, которому необходимо было приступить к изготовлению опытных образцов мин разных калибров по чертежам и условиям артиллерийского управления Закавказского фронта.

3. Секретарь городского комитета ВКП(б) Задорожный обязывался в двухдневный срок учесть на всех предприятиях и организациях города имеющееся оборудование, необходимое для обработки мин и снарядов, и принять меры к полной их загрузке для этих целей.

4. Директорам судоремонтной мастерской порта и мастерской управления автотранспорта города Сочи предлагалось в 5-дневный срок набрать учеников для обучения по сокращенной программе – 15 человек литейному и 20 человек токарному делу.

5. Горисполком, городские комитеты ВКП(б) и всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи СССР (далее ВЛКСМ) обязывались организовать сбор металлического лома по предприятиям, учреждениям и домовладениям города Сочи. Прием и сортировка металлолома возлагалась на дирекцию мастерской управления автотранспорта города Сочи.

6. Крайисполкому предлагалось выделить сочинскому горисполкому на организационные расходы и на изготовление опытных образцов снарядов и мин из перлитового чугуна 15 тысяч рублей.

7. Военному совету Закавказского фронта предлагалось:

а) поручить артиллерийскому управлению Закавказского фронта выслать в Сочи чертежи мин и снарядов для изготовления опытных образцов;

б) командировать представителя артиллерийского управления Закавказского фронта для проведения испытаний изготовленных мин и снарядов из перлитового чугуна;

в) дать указание командованию 19 армейского ремонтно-восстановительного батальона об оказании помощи в оборудовании мастерских для изготовления снарядов из перлитового чугуна.

8. Краевому комитету ВКП(б) предлагалось утвердить настоящее постановление и дать указание районным комитетам ВКП(б) края приступить к сбору металлолома, необходимого для изготовления мин и снарядов (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 18-18 об.).

В первой декаде ноября 1942 г. на основании постановления Военного совета 46 армии руководство 136 управления старшего производителя работ (далее УСПР) обратилось в Комитет обороны с просьбой об оказании помощи в строительстве объектов оборонного значения в Шапсугском и Адлерском районах, где предусматривалось строительство огневых точек в соответствующий период:

1. По рубежу № 3 (Лоо, Хобза, Якорная щель) – 266 точек с 22 октября по 15 ноября 1942 г., необходимо задействовать 1650 человек, 3 автомашины, 2 трактора и 68 подвод.

2. По рубежу № 63 (Шахе, Головинка) – 261 точка с 18 октября по 10 ноября 1942 г., привлечь 1000 человек, 2 автомашины, 2 трактора и 45 подвод.

3. По рубежу № 66 (Адлер, Голицыно, Красная Поляна) – 314 точек с 22 октября по 15 ноября 1942 г., задействовать 100 человек и транспортные средства по необходимости в них.

В то же время для своевременного окончания работ в установленный срок к 15 ноября 1942 г. необходимо было ежедневно привлекать к оборонительным работам следующее количество рабочих и транспорта:

1. По рубежу № 3 – 552 человека, 3 автомашины, 2 трактора и 65 подвод.

2. По рубежу № 63 – 619 человек, 2 автомашины, 2 трактора и 45 подвод.

3. По рубежу № 66 – 420 человек, 3 автомашины и 35 подвод (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 233. Л. 46-46 об.).

В связи с обращением руководства 136 УСПР 8 ноября 1942 г. на заседании Комитета обороны было принято постановление «О проведении оборонительных сооружений на территории гор. Сочи»:

1. В соответствии с планом строительства новых оборонительных сооружений предоставлялось право руководству 136 УСПР проводить в жилых домах, учреждениях и на земляных участках, независимо от их принадлежности, все необходимые работы, связанные с рекогносцировкой и укреплением зданий и территории.

2. Сочинскому горисполкому для работ по строительству оборонительных сооружений в городе Сочи поручалось мобилизовать 500 физически здоровых, неработающих жителей города и направить их в распоряжение начальника 136 УСПР сроком на 20 дней.

3. Руководители учреждений, предприятий и домоуправлений на территории или в домах, в которых планировалось проведение строительства  оборонительных сооружений, обязывались выделить из своего коллектива в распоряжение 136 УСПР достаточное количество рабочих и оказывать содействие в изыскании и подвозе необходимого материала.

4. Председателю горисполкома Белоусу предлагалось учесть наличие  мешкотары на предприятиях и учреждениях города, передать необходимое ее количество 136 УСПР для строительства оборонительных сооружений города.

5. Руководители предприятий, учреждений, домоуправлений, владельцы жилых домов и другие лица предупреждались, что за невыполнение заданий, возлагаемых на них в соответствии с настоящим решением, виновные будут привлечены к уголовной ответственности по законам военного времени, как за срыв оборонных мероприятий (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 159. Л. 22).

6 декабря 1942 г. первый секретарь краевого комитета ВКП(б) П.И. Селезнев в своем отчете «О деятельности партизанских отрядов с 20 октября по 1 декабря 1942 г.» отмечал, что на территории Краснодарского края действуют 8 партизанских кустов: Славянский, Краснодарский, Новороссийский, Анапский, Сочинский, Нефтегорский, Майкопский, Армавирский (5512 партизан). Потери партизан: убито – 47, ранено – 60, попало в плен – 10, пропало без вести – 11 человек (ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 391. Л. 46-49).

Шапсугскому партизанскому отряду был присвоен № 75/ПО в соответствии с номером истребительного батальона, который в период нахождения района в прифронтовой полосе выполнял следующие задания и работы:

а) участвовал в поисках и поимке дезертиров;

б) выделял из своего состава проводников для войсковых частей и разведок;

в) вел дежурство в лесах и горах на уединенных тропах;

г) часть отряда по заданию краевого комитета ВКП(б) переходила линию фронта в тыл немецких войск;

д) занимался строительством продовольственных баз и складов боеприпасов для партизанского отряда в горах, где было организовано дежурство (ЦДНИКК. Ф. 656. Оп. 1. Д. 123. Л. 6).

Партизанский отряд был организационно оформлен, имел своего командира, комиссара, начальника штаба, план дислокации и действий. Участники партизанского отряда были распределены по группам: истребительная, диверсионная, разведывательная и другие. Отряд получал указания от руководителя штаба партизанского движения первого секретаря краевого комитета ВКП(б) П.И. Селезнева (ЦДНИКК. Ф. 656. Оп. 1. Д. 123. Л. 6 об.).

В три сочинских партизанских отряда было вовлечено 167 человек, из которых членов ВКП(б) – 45, комсомольцев – 14, красных партизан – 65 и женщин – 25. Два партизана, Турбаенко и Бессонов, были награждены медалями «За боевые отличия» (ЦДНИКК. Ф. 558. Оп. 1. Д. 178. Л. 40-40 об.).

В ноябре–декабре 1942 г. по мере стабилизации линии фронта и прекращения боевых действий в северных отрогах и на перевалах Главного Кавказского хребта оперативная инициатива переходит к частям РККА. В январе 1943 г. началось плановое отступление на Таманский полуостров войск вермахта, которые преследовались советскими войсками. 12 февраля 1943 г.  части РККА освободили столицу края – город Краснодар, куда возвратились из Сочи партийное руководство края и все краевые учреждения. После переезда в Краснодар краевого комитета ВКП(б) руководил Комитетом обороны первый секретарь городского комитета ВКП(б) Кочетков, но в связи с отдалением линии фронта Комитет обороны утратил свое значение и завершил деятельность во второй половине 1943 г., после освобождения территории Краснодарского края от войск гитлеровской коалиции (Таран, 2019: 47).

Таким образом, в период оккупации равнинной территории Кубани партийное руководство Краснодарского края перенесло свою деятельность на Черноморское побережье. В Сочи размещался аппарат краевого комитета ВКП(б), крайисполкома и другие административные учреждения края. Фактически с августа 1942 г. по февраль 1943 г. Сочи являлся административным центром Краснодарского края. По предложению партийного руководства края Военным советом Закавказского фронта было принято решение о создании в г. Сочи Комитета обороны, деятельность которого была направлена на оказание помощи действующим частям РККА в организации и укреплении обороны на перевалах Главного Кавказского хребта и Черноморском побережье. Его полномочия распространялись на территорию г. Сочи, Шапсугского и Адлерского районов. 

Комитет обороны состоял из партийных руководителей края и г. Сочи, что способствовало организации, координации и контролю за работами, направленными на строительство стратегических объектов, каковыми являлись дороги, ведущие на перевалы Главного Кавказского хребта, где части РККА вели боевые действия с войсками вермахта. Также на территории г. Сочи, Шапсугского и Адлерского районов строились оборонительные рубежи и аэродромы. Деятельность Комитета обороны способствовала организации и боевой готовности истребительных батальонов, партизанских отрядов, подразделений МПВО, а также – созданию полевых передвижных госпиталей. Кроме этого, Комитет обороны контролировал заготовку древесины для строительства стратегических объектов, а также изготовление одежды и обуви для частей РККА.

После отступления немецких войск на Таманский полуостров и переезда в Краснодар партийного руководства и краевых учреждений Комитет обороны утратил свое значение и завершил деятельность во второй половине 1943 г., после освобождения Кубани от войск Третьего рейха.

Литература

Артюхов, 1995 – Артюхов С.А. Сочи: город-госпиталь. Сочи, 1995.

Артюхов, 2000 – Артюхов С.А. Сочи в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Краснодар, 2000.

Баданин, 1962 – Баданин Б.В. На боевых рубежах Кавказа. Очерки по инженерному обеспечению битвы за Кавказ в Великой Отечественной войне. М., 1962.

Бормотов, 2009 – Бормотов И.В. В боях под Майкопом. Майкоп, 2009.

Гречко, 1967 – Гречко А.А. Битва за Кавказ. М., 1967.

Гречко, 1969 – Гречко А.А. Битва за Кавказ. Издание второе, дополненное.  М., 1969.

Давидич, 1981 – Давидич В.Н. Жизни своей не щадя. М., 1981.

Киселев, 2017 – Киселев И.В. Испытание войной. Краснодарский край в 1941–1945годах // Наследие веков. 2017. № 4.

Кубань…, 1965 – Кубань в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Сборник документов и материалов. Краснодар, 1965.

Кубань…, 2000 – Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Хроника событий. Книга первая 1941–1942 гг. / Отв. составители А.М. Беляев, И.Ю. Бондарь. Краснодар, 2000.

Куликов, 2009 – Куликов Н.А. Эволюция системы государственного управления в городе Сочи в период Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) // Былые годы. 2009. № 4 (14).

Кучерова, 2005 – Кучерова И.Ю. К вопросу б обороне города Сочи в годы Великой Отечественной войны // История и историки в контексте времени. 2005. № 3.

Мамадалиев, 2007 – Мамадалиев А.М. Сочинское народное ополчение: формирование, структура и деятельность // Былые годы. 2007. № 2. 

Мирзонов, 2020 – Мирзонов А.Р. Битва за перевалы. Другой взгляд. Коломна, 2020.

МКУ «Архив г. Сочи» – Муниципальное казенное учреждение города Сочи «Сочинский городской архив».

Основные…, 1986 – Основные административно-территориальные преобразования на Кубани (1793–1985 гг.) // Сост. А.С. Азаренков, И.Ю. Бондарь, Н.С. Вертышева. Краснодар, 1986.

Пачулия, 2015 – Пачулия В.М. Абхазия в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.). Сухум, 2015.

Солдатские мемуары…, 1998 – Солдатские мемуары сочинских ветеранов войны. Составитель Лазарев Н.А. Т. 1, 2. Сочи, 1998.

Taran, 2018 – Taran K.V. Agitation in Extermination Battalions during the Great Patriotic War as a Means of Political Training (as Illustrated by the Example of Sochi City) // Propaganda in the World and Local Conflicts. 2018, 5(1).

Таран, 2019 – Военно-историческое наследие города Сочи (1941–1945 гг.): Материалы лектория / Авт. предисловия и авт.-сост. К.В. Таран. Сочи, 2019.

Таран, 2020 – Таран К.В. Боевые действия на Сочинском и Лазаревском направлениях (август 1942 г.) // Военный сборник. 2020. № 2.

Тике, 2005 – Тике Вильгельм. Марш на Кавказ. Битва за нефть 1942–1943 гг. М., 2005.

Тюленев, 2007 – Тюленев И.В. Через три войны. Воспоминания командующего Южным и Закавказским фронтами. 1941–1945. М., 2007.

Феоктистов, 1995 – Феоктистов С.И. В небе Туапсе: авиация в туапсинской оборонительной операции. Туапсе, 1995.

ЦАМО – Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации.

ЦДНИКК – Центр документации новейшей истории Краснодарского края.

Черкасов, 2007a – Черкасов А.А. Характеристика частей, принимавших участие в боевых действиях на Умпырском направлении Лесного Кавказа в годы Великой Отечественной войны (1942–1943 гг.) // История и историки в контексте времени. 2007. № 5.

Черкасов, 2007b – Черкасов А.А. Август 1942 г.: Неизвестные страницы обороны города Сочи // Былые годы. 2007. № 2 (4).

Черкасов, 2008a – Черкасов А.А. Войны в горах: страницы истории обороны города Сочи (1942–1943 гг.). Сочи, 2008.

Черкасов, 2008b – Черкасов А.А. К некоторым аспектам работы Сочинской госпитальной базы (1941–1945 гг.): периодизация и эффективность // Былые годы. 2008. № 2 (8).

Черкасов, 2008c – Черкасов А.А. Сочи в годы Великой Отечественной войны: истребительный батальон и партизанское движение // Былые годы. 2008. № 4 (10).

5.0
Запись обновлена: August 28, 2021 11:30 AM
Похожие статьи : Встреча депутата Государственной Думы России с общественниками г. Сочи Городское хозяйство Сочи в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. К истории закладки первого русского укрепления на территории Большого Сочи (18 июня 1837 года) Сочи в годы Великой Отечественной войны Боевые действия на Сочинском и Лазаревском направлениях (август 1942 г.) Боевые действия Сочинского отряда в Сухумском военном отделе (1877 г.) Вооруженное восстание в Сочи и спад революционного движения (7 декабря 1905 г. – 2 июля 1907 г.) Первая российская революция. Сочинский округ. Часть II (17 октября - 27 декабря 1905 г.) Сочи в годы ВОВ 1941-1945 гг.: 75-летию Победы посвящается К 100-летию Комитета освобождения Черноморской губернии
комитет_обороны_сочи_селезнев_бычков_родионов_кочетков_белоус_жданов

Пока нет комментариев...

Оставить свой ответ на запись

Ваш email адрес не будет публиковаться.