События РВИО г.Сочи Российского Военно-Историческое Общество Сочинское отделение

115 лет назад началась Первая российская революция (9 января 1905 г.)

0 Комментарии
442
20-02-2020

Первая российская революция. Сочинский округ. Часть I (9 января 1905 г. - 17 октября 1905 г.)

9 января 1905 г. – отправная точка Первой российской революции. Поводом проведения рабочими Санкт-Петербурга манифестации являлось ухудшение социально-экономической ситуации, чему также способствовало отсутствие диалога между рабочими и фабрикантами, а именно система штрафов, 14-часовой рабочий день и отсутствие рабочего законодательства. Однако политические дивиденды из сложившихся противоречий готовы были получить и революционеры, которые использовали огнестрельное оружие на митингах и демонстрациях не только в Санкт-Петербурге, но и в других населенных пунктах Российской империи, например, события 19 июля 1905 г. в губернском городе Новороссийске. Вооруженные провокации с применением огнестрельного оружия стали неотъемлемой частью деятельности революционеров в борьбе с монархией.

В плане улучшения условий жизни рабочих было предложено организовать шествие к царю с петицией, намеченное на 9 января 1905 г. Зачинщики шествия во главе со священником Г. Гапоном включили в петицию наряду с экономическим требованиями пункты, которые носили открыто антигосударственный характер (например, создание Учредительного собрания), при этом для рабочих данные требования оказались тайной. Абсурдность шествия становится еще более очевидной, т.к. император Николая II в то время в Санкт-Петербурге отсутствовал. Тем не менее, шествие состоялось, всего в нем участвовало до 300 тысяч человек. К Зимнему Дворцу с разных сторон города двигались колонны рабочих и иных граждан, среди которых находились вооруженные представители радикально настроенных революционеров. Шествие демонстрации на Невском проспекте остановили правительственные войска. В результате вооруженного столкновения погибло 130 человек и несколько сотен было ранено.

Беспокойство в царском правительстве усилилось с приближением 19 февраля, когда в связи с годовщиной отмены крепостного права ожидались, как и в прошлые годы, массовые выступления. Также была большая озабоченность из-за угрозы окружения русских войск под Мукденом и сомнения французских банкиров в выделении займа России, которые опасались падения царского режима. Кроме этого, террористический акт исполненный эсером И. Каляевым 4 февраля 1905 г. в отношении Великого князя Сергея Александровича, отложили определенный отпечаток на рескрипт на имя министра внутренних дел Булыгина, подписанный Николаем II 18 февраля, о необходимости для консультации по вопросам совершенствования законодательства, созвать компетентных представителей населения страны.

В начале 1905 г. окружной центр посад Сочи Черноморской губернии являлся небольшим населенным пунктом, в котором проживало не более 5 тыс. человек. События в столице и России в целом, отразились и на общественно-политическом состоянии Черноморской губернии. 

В преддверии революционных событий начальник участка по постройке Новороссийско - Сухумского шоссее инженер В. Константинов указывал на негативные последствия для региона из-за усиленной спекулятивной деятельностью по обработке и приобретению культурных и дачных участков, переселение русских крестьян на неблагоприятные с ущельями земли, без дорог и больниц. Поражения русских войск в войне с Японией, также не благоприятно отражались на общественно-политической обстановке в Сочинском округе.

В конце 1903 г. и начале 1904 г. подымался вопрос о положении рабочих в Сочинском округе и Гагре. В указанный период на этих территориях обострилась безработица, которая вызвала брожение среди рабочих, что выразилось в единичных и коллективных просьбах, письменно и устно к инженерам и начальнику округа об упразднении подрядчиков и передачи работ непосредственно рабочим. Ночлежный дом в Сочи был платный – 3 коп. за ночлег, а в последствии фактически сделался бесплатным. С осени 1904 г. в районе Гагры, из-за сокращения работ, скопилось много безработных, в основном грузин, отток которых последовал в Адлер, где обострилась криминогенная обстановка.

5 февраля 1905 года на должность городского старосты взамен выбывшего до истечения срока Савича, избрали Анатолия Максимовича Бонкера и Дмитрия Абрамовича Шаманского.

25 февраля 1905 г. жандармскому унтер-офицеру Федоренко поступили сведения от турецко-подданных Заим-Кофени-оглы и Хасана-Омер-оглы, что 23 февраля Иван Михайлович Гавришев и неизвестный русский, ругали в кофейне турецко-подданного Гусейна-Кофени-оглы русского царя и турецкого султана. Действий властей в отношении Гавришева и неизвестного не последовало.

Весной 1905 г. в Сочи на участке Шиловского в Сочинском округе турецко-подданный Ампик Алеков Мартиросян ходатайствовал о предоставлении ему русского подданства. Нужно отметить, что для армянского населения округа, которое проживало в Сочинском округе на арендованных землях, тема получения русского подданства являлась основной, т.к. это давало им право приобретать земли в собственность.

В марте 1905 г. в отношении Павла Васильевича Сергеева было возбуждено дознание из-за его антиправительственной речи. На допросе 23 марта 1905 г. Иван Кузьмич Гусаров, состоящий в должности техника в управлении работ по постройке Новороссийско - Сухумского шоссе на дознании показал, что его коллега Евгений Евгеньевич Курковский застрелился 13 марта 1905 г., а похороны состоялись 16 марта 1905 г. После похорон Гусаров зашел в гостиницу к подрядчику Молодову, где присутствовали Сербинович, Борисенко, Кошевой и другие. Сильно выпивший писарь Сергеев, по поводу смерти Курковского сказал следующую речь: «Курковский умер на кануне реформ, долой самодержавие, да здравствует свобода!» Сергеев был изрядно выпивший, поэтому коллеги взяли его на руки и перенесли в другой номер, уложив его там спать.

Вышеизложенное подтвердили техники Василий Васильевич Фомин и Хионовский, бухгалтер Сербинович, счетоводы Борисенко и Купленский, конторщики Вриони, Кошевой и Сафонов.

Из показаний П.В. Сергеева известно, что обучался он в Новороссийской гимназии за счет родителей, работал писарем в управлении работ по постройке Новороссийско - Сухумского шоссе, а по поводу антиправительственной речи заявил: «что говорил, не помню, т.к. был сильно пьян». 

В итоге, дело в отношении Сергеева было окончено по соглашению с товарищем прокурора Екатеринодарского окружного суда В.А. Головиным. Нужно отметить, что в это время в Сочи происходили более серьезные события. 

Сочинскими властями 26 марта 1905 г. было открыто дело по обвинению дворянина Кутаисской губернии Гватуа Авксентия Дмитриевича и мещанина города Телава Тифлисской губернии Егора Касперова Егорова (Егорьяна) в соответствии с п. 2 ст. 129 Уголовного Уложения. Суть дела заключалась в следующем.

23 марта 1905 г. сочинский городовой Салангери Мачиров Декажев, ингуш по национальности, намеревался впустить в арестное помещение свою сожительницу Х. Кишманову. Получив в этом отказ от старшего городового Ефима Гнилицкого, Декажев произвел в него 2 выстрела из револьвера, но промахнулся. Ввиду возбужденного состояния Декажева Гнилицкий вместе с Кишмановой скрылись из арестного помещения. Декажев принялся их искать и зашел в харчевню, расположенную напротив арестного помещения. Там ему повстречался турецко-подданный армянин Иго сын Оганеса, которого Декажев убил двумя выстрелами. Потом Декажев отправился в пекарню и двумя выстрелами из револьвера ранил в правую руку турецко-подданного Дмитрия Мурат-оглы, содержателя пекарни. После этого Декажев отправился в арестное помещение, где добровольно сдал оружие и был арестован.

Из показаний агента Российского общества пароходства и торговли Ивана Ильича Ведерникова известно, что в вечер убийства около берега моря в районе базара, кто-то крикнул «бунт, разбивают!», послышался грохот и лязг дверных запоров. Это подтвердили князь Лордкипанидзе, Иван Ефимович Грачев, Мурат Садык Гусейн-оглы и другие жители Сочи.

Политических мотивов для убийства у Декажева не было. В посаде говорили, что убийство было совершенно городовым, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, который по ошибке убил армянина «вместо женщины», т.е. в порыве ревности. Данный случай был использован революционерами в провокационных целях в отношении существующих властей.

25 марта 1905 г. в 4 ч. дня состоялись похороны Иго сына Оганеса. Во дворе часовни при городской больнице собралось около 50 человек, состоявших в основном из армян, грузин и евреев. После отпевания усопшего, проживающий по улице Пластунской в доме Мецнера, содержатель аптекарского склада дворянин Кутаисской губернии А.Д. Гватуа, стал на ступени этой часовни и произнес антиправительственную речь, записанную на листе бумаги. Гватуа упомянул варварскую расправу над армянами в Турции, что их жизнь в России складывается также нелегко, предлагал всем сплотиться воедино и пойти на «штурм Бастилии» и свергнуть существующий режим. Закончил речь Гватуа лозунгами: «Долой полицию и местную администрацию!», «Долой самодержавие!» и «Да здравствует свобода!» Зрители приветствовали выступление А. Гватуа рукоплесканиями и криками «Браво!» Следом за Гватуа выступили торговец рыбой Егорьянц (Егоров) и торговец Акопянц.

Помимо вышеуказанных лиц, на похоронах присутствовали: переводчик при мировом судье Сочинского участка дворянин Виссарион Николаевич Гватуа, дворяне В.Г. Кешелава и К.В. Гугушвили, крестьяне Кутаисской губернии Пепо Сошкович Цхадая и М.Е. Шопентайшвили, мещанин Андрей Георгиевич Хорава, предприниматель Кута Мошкович Пеккер, студент Виктор Александрович Фронштейн, мещанин Андрей Григорьевич Хорава, мещанин г. Николаева Антон Иванович Герасимов, сочинский мещанин Николай Фомич Жарковский, служащие городской больницы фельдшер Илларион Абрамович Катенев, почетная гражданка сиделка в больнице Мария Андреевна Розова и крестьянка Акулина Ивановна Цукарева, а также мещанин г. Вязьма Юрий Иванович Иванов, Прокопий Дмитриевич Пескарев, Александр Алексеевич Шакин и др.

После отпевания и произнесенных речей, похоронная процессия отправилась на кладбище. Начальнику округа Розалион-Сошальскому, от поживающей возле кладбища Г. Гливинской, стало известно следующее: «их прислуга тоже была на кладбище, что Гватуа помимо этого возбуждал народ, что на случай убийства полицией людей, трупы убитых по ночам часто хоронят тайно ото всех, на что прислуга возразила, что это не так, что ночью никого не хоронят». Фактически, А. Гватуа дезинформировал собравшихся заведомо ложной информацией, настраивая собравшихся против существующих властей.

Коме этого, вечером 25 марта начальник округа обратил внимание на солдат, распивающих в посаде спиртные напитки. Командир 16 роты 79 пехотного Куринского полка князь Кутаисской губернии Северьян Георгиевич Лордкипанидзе пояснил, что 25 марта на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, отпустил фельдфебеля Ефимова, младшего унтер-офицера Васильев, ротного фельдшера Невольниченко и рядовых Лозенко и Корищенко. Также Лордкипанидзе пояснил, что с указанными солдатами проживает в одном казенном доме, что его подразделение квартирует в Сочи с 22 декабря 1903 г. За это время, сочинцы солдат не спаивали спиртными напитками и с ними не контактировали. В марте 1905 г. Лордкипанидзе общался с А. Гватуа, который относительно беспорядков крестьян на Кавказе сказал: «наконец и наши крестьяне образумились, заявляя свою независимость и равноправность». 

После похорон городскому приставу Николаю Алексеевичу Залевскому от И.И. Ведерникова, а тому от сторожа при конторе Российского общества пароходства и торговли Епифана Ивановича Кикадзе, стало известно, что 27 марта в воскресенье, на конвой, который должен сопровождать этап из Сочи в Новороссийскую тюрьму, где среди арестованных будет Декажев, планируется нападение с целью убить Декажева и разгромить полицию.

Стражник Афиноген Мартин сообщал Залевскому, что 26 марта на базаре имелось сборище грузин, о чем они переговаривались, неизвестно. Залевский еще раз оценил обстановку, о чем сообщил начальнику округа. Было увеличено количество патрулей за счет солдат из местной команды, конных и пеших стражников. Пароход с этапом 27 марта в Сочи не пришел, а из-за вооруженного усиления беспорядков не было.

30 марта в 4 часа утра пришел пароход с этапом. Начальник округа обратил внимание, что на берегу моря имеется сборище грузин, после чего он зашел в кофейню Политова, где Амбако Читайя сообщил ему, что его приглашали на похороны армяне, но он не пошел. В это время был совершен поджег на базаре стены постройки, принадлежащей П. Цхадая, предположительно, чтобы отвлечь внимание стражников от этапа. Стражники сперва арестантов на фелюгах переправили на пароход, а потом оказали помощь в тушении пожара. 

Начальник округа достаточно серьезно относился к происходящему. Розалион-Сошальский располагал информацией о новом поджоге базара и усилил там ночные дежурства до 4-ех городовых и 6-ти стражников. Кроме этого, лавочники дополнительно за свой счет наняли 12 стражников.

Из агентурных сведений Розалион-Сошальскому стало известно, что Гватуа и его сторонники «…инородцев искусственно возбуждают, призывают хватать и грабить. Возбуждают их против разных учреждений, грабить лишь русских, а не инородцев, во время беспорядков убить начальствующих лиц, чтобы лишить сопротивление руководителей». Провоцируя межнациональный конфликт, натравливая на русских торговцев и администрацию лиц иных этнических групп, Гватуа преследовал цели дестабилизирующего характера с возможным отрешением русской администрации от власти на территории Сочинского округа. 

3 апреля 1905 г. властями были взяты под стражу А.Д. Гватуа и Е.К. Егорьянц, которых обвиняли по п. 2 ст. 129 Уголовного Уложения, т.е. виновный в произнесении или чтении, публично речи или сочинения, или в распространении или публичном выставлении сочинения или изображения, возбуждающих к ниспровержению существующего в государстве общественного строя.

На допросе А.Д. Гватуа сообщил, что родился он в селе Мацховарис-Кари, Зугдидского уезда, Кутаисской губернии. В 1897 г. был в Константинополе, где изучал французский и английский языки. Его отец - Гватуа Дмитрий Матукевич, дворянин Кутаисской губернии умер, а мать занимается земледелием, особых средств к существованию не имеет. Гватуа отрицал наличие листа бумаги, на котором была написана антиправительственная речи и зачитана им на похоронах 25 марта 1905 г. В это день лист бумаги в его руке был, это письмо от родителей племянника. Егоров (Егорьян) Егор Касперович (01.04.1875 г.р.) также отрицал произнесение антиправительственной речи. Их показания подтвердили Иван Наумов, Мекердир Каспарьян и Анисья (Анастасия) Холина.

В апреле 1905 г. помощник начальника Кубанского областного жандармского управления в Черноморской губернии подполковник Николаев по соглашению с товарищем прокурора Екатеринодарского окружного суда постановили выпустить обвиняемых Гватуа и Егорьяна на свободу под особый надзор полиции в п. Сочи. Дело в отношении Гватуа и Егорьяна было окончено 25 июля 1905 г.

30 апреля на Пасху 1905 г. руководством округа были организованы бесплатные обеды, которые длились в течение 2-х дней. Обеды посетили около 150 человек, но и эта мера не снизила напряженность в округе.

Из архивных документов известно, что весной 1905 г. в Сочи прибыл политически неблагонадежный Иван Дорофтея, а в мае 1905 г. в Сочи из Батуми прибыл сторонник социал-демократов Н. Сальников. Управляющий дачей Витте, расположенной на Мацесте Иван Васильевич Волощенко отмечал, что весной 1905 г. в Сочи распространялись прокламации социал-демократов в большом количестве.

В мае 1905 г. в Адлере рабочие мегрельской и русской национальностей запрещали выходить на работу турецким рабочим и разбили лавки торговцев. Турки ходатайствовали на имя исправляющего должность Черноморского губернатора о высылке зачинщиков беспорядков, но их петиция не была удовлетворена. Начальник Сочинского округа отмечал, что этим беспорядкам способствовало распространение печатных изданий социал-демократической направленности. 

Летом 1905 г. социал-демократ Сальников ездил с агитацией программы своей партии в Адлер, Веселое и Пиленково. Кроме этого, Сальников и Поярко пытались на легальной основе организовать Рабочий союз и выработать устав. Бывший начальник Сочинского участка Жано отмечал, что 10-12 июня в Сочи были вывешены объявления с указанием размера вознаграждения труда на различных участках, устанавливался 10-ти часовой рабочий день, что данные вопросы выработаны совместно с сочинским сельскохозяйственным обществом, но последние от этого отказались. 

В ночь с 16 на 17 июня 1905 г. городовым Б. Даниловым были подобраны на улицах посада Сочи шесть экземпляров прокламаций Московского комитета партии социалистов-революционеров, озаглавленных «К обществу». В распространении прокламаций подозревались В. Фронштейн и Журавлев, за которыми полицией было установлено негласное наблюдение.

По неизвестным причинам между рабочими, собравшимися на сочинском базаре 19 июня 1905 г. для решения своих вопросов, произошел конфликт. На место происшествия с чинами полиции явился пристав Хорольский. Из толпы рабочих кто-то крикнул: «Бей полицию!», после этого в полицейских полетели камни. Приставу Хорольскому был нанесен удар кулаком в лицо, а случайно оказавшемуся на базарной площади штабс-капитану Лордкипанидзе камнем попали в грудь. По прибытии земской конно-полицейской стражи и начальника округа порядок был восстановлен. На предъявленные представителями рабочих требования начальник округа ответил, что длительность рабочего дня и таксация труда, зависит от совместного соглашения между рабочими и работодателями.

Бывшим начальником Сочинского участка П. Жано было отмечено, что 19 июня 1905 г. «Сочи висело на волоске» от возможных, более крупных беспорядков. Сами же рабочие после этих событий стали собираться в выходные дни на окраине посада за сочинским кладбищем.

19 и 20 июня 1905 г. в народном доме прошли собрания, на которых рабочие и работодатели пытались устранить разногласия по вопросу поденной платы и условий найма рабочей силы. Владельцы дач не могли по новым тарифам предложить работу ввиду общей бездоходности хозяйств в Сочи и признали экономические запросы рабочих не соответствующими производительности труда, но резкого обоюдного протеста не было.

Интеллигенция посада разделилась на две группы. Первая группа ратовала за сплочение наличных сил для улучшения местного хозяйства, вторая группа желала самоуправления, для распределения рабочих сил, подъема производительности труда, платежной силы, о введении земских учреждений, что было намечено в проекте земского положения и предлагалось для обсуждения в организованном правительством совещаниях в августе-сентябре 1905 г.

Начальник Сочинского округа Розалион-Сошальский отмечал, что совместные собрания рабочих и интеллигенции в народном доме прошли с согласия Черноморского губернатора. Рабочие с разрешения начальника округа совместно с представителями сельскохозяйственного общества А.П. Фронштейном, В.В. Трувеллером и Л.А. Александровым выработали соглашения таксации разного рода поденного труда. Разработанный проект Устава Союза объединенного труда, был представлен на утверждение губернатору, который был опубликован в газете «Черноморское побережье». В последствии, Черноморский губернатор отказался утвердить Устав Союза объединенного труда.

Маляр Сальников и плотник Поярко хлопотали об улучшении быта рабочих, устранение подрядчиков, уменьшение пьянства и предоставление трезвым развлечений. Начальник округа не возражал, поэтому в народном доме устраивали народные спектакли, литературные и музыкальные вечера, деятельность Сальникова и Поярко в этот период была легальна. 

Другая группа рабочих 20 и 21 июня 1905 г. рано утром обходила ряды лавок на базаре с требованием о закрытии, что беспрекословно исполнялось. После выхода роты солдат на базар порядок был восстановлен. Как указывал начальник Сочинского округа, эти беспорядки были спровоцированы рабочими-мегрелами, к которым примкнули «пропащие русские». Указанная группа рабочих никаких требований администрации округа не предъявляла. Они же 22 июня 1905 г. с применением силы пытались закрывать магазины, обливали мясо в лавках керосином, запрещали работать кузнецам, дрогалям и извозчикам дилижансов, опрокидывали транспортные средства тех, кто с ними не соглашался. Начальник округа в 7 часов утра вызвал роту солдат и земскую конно-полицейскую стражу, которым приказал оказать содействие предпринимателям. Также было оказано содействие туркам, доставляющим пассажиров и грузы на фелюгах. 

В июне 1905 г. был убит житель Сочи Амбако Читайя, которого подозревали в содействии властям. Родной племянник Амбако – Юлиан Читайя, косвенно подозревал в этом убийстве А. Гватуа.

С июля 1905 г. рабочие Н.Е. Сальников, Н.П. Поярко, П.Е. Плаксин, Коровин и Украинцев объединились в «Союз труда» и разместились в народном доме, где организовали Биржу (бюро) труда и стали фактически хозяевами народного дома. 

В июле 1905 г. в Сухумском округе Кутаисской губернии прошли политические волнения, которые постепенно стали переходить в Сочинский округ. 24 июля в Квадалахары социал-демократы безуспешно пытались агитировать среда абхазов.

На окраине посада Сочи 7 августа 1905 г. прошло собрание рабочих, на котором агитировали А. Гватуа, В. Норакидзе, студент Новороссийского университета И. Лолуа и поселяне грузинской национальности из Пластунки. Указанные агитаторы призывали население к объединению и присоединению к общему национально-освободительному движению, происходившему в Закавказье.

Начальник округа двумя рапортами от 17 и 27 августа 1905 г. на имя Черноморского губернатору ходатайствовал о выдворении из Сочи Гватуа и под надзор в другой город губернии, но 2 сентября 1905 г. губернатор уведомил Розалион-Сошальского, что доводов для выдворения недостаточно.

Кроме этого, на территории Гагринской климатической станции была создана социал-демократическая организация, по постановлению которой в ночь на 8 августа нанесли телесные повреждении старшему садовнику Вячеславу Котеку, и он 22 августа скончался, а 28 сентября в 5 часов вечера убили начальника станции Шереметьевского.

В состав революционной организации входили служащие Гагринской климатической станции грузинской и славянских национальностей: техник Ассуховский, садовник Харламов, конторщик Пузалов, плотник Малов, помощник машиниста электрической станции Горбацкий, коридорные Чаишвили и Золотарев, водопроводчик Елисеев, артельщик Чичкан и десятник Маторин. Кроме этого, революционное движение поддерживали пасечник Кавтарадзе, землемер Главного Управления земледелия и землеустройства Мурашвили и заведующий полицейской частью в Гагре Аматуни.

Реагируя на эти события, власти начали производство по делу об указанных убийствах, а также удалили из Гагры активных участников революционного движения Мурашвили, Кавтарадзе и Чичкана.

Инциденты с применением огнестрельного оружия произошли в сентябре 1905 г. на участках по постройке Новороссийско - Сухумского шоссе. Сторонник социал-демократов П. Сергеев агитировал рабочих с адлерского участка прекратить работы, но т.к. заработок был приемлемый, рабочие продолжили работать. Вследствие отказа прекратить работы неизвестные вооруженные люди открыли огонь из ружей по рабочим в районе села Веселого, где подрядчиком был Молодов.

Очередное нападение на рабочих произошло 10 сентября 1905 г. В этот день восемь вооруженных мегрел напали на осетин и русских, работавших на дагомысском участке у реки Мамайка, требуя прекращения работ. Нападавшие открыли по рабочим огонь из ружей. Жертв, среди рабочих не было, но убито было две лошади. Из числа нападавших властями задержан некто Бадгуа.

Чтобы пресечь силовое давление на рабочих, начальник округа начал высылать вооруженные разъезды к рабочим для их охраны и оповестил население, что попытки препятствовать рабочим на постройке Новороссийско - Сухумского шоссе будут пресекаться вооруженной силой. Кроме этого, начальник округа просил губернатора прислать в Сочи казаков, т.к. количества вооруженных стражников для защиты рабочих недостаточно, в связи с чем, опасаясь за свою жизнь, некоторые рабочие отказались выйти на работу.

В этот период усиливается агитация социалистов-революционеров. Пристав посада Сочи Залевский сообщал, что крестьянин Григорий Чесноков распространял среди жителей прокламации боевой дружины Московского комитета партии эсеров, которые были обнаружены при обыске квартиры Чеснокова.

18 сентября 1905 г. в 13 часов в казенном парке, бывшем имении Хлудова, тайным образом собрались на сходку мастеровые и чернорабочие в количестве 150 человек, в основном имеретины и русские. В скором времени на место сходки прибыл с стражниками начальник участка Сочинского округа Яников, по приказанию которого рабочие разошлись без сопротивления. 

После этого несколько рабочих отправились на квартиру начальника Сочинского округа просить, чтобы разрешили им провести в воскресенье 25 сентября сходку для обсуждения рабочего вопроса. Начальник округа дал свое согласие.

Старший унтер-офицер дополнительного штаба Кубанской области жандармского управления в Черноморской губернии Федор Федоренко произвел негласное расследование о причине упомянутой сходки рабочих. Выяснилось, что рабочие желают устранить подрядчиков, которые часто их эксплуатируют, а вместо этого организовать рабочую артель, т.е. подрядчики являлись не нужной «прокладкой» между работодателями и рабочими. Кроме этого, рабочие желали, чтобы работодатели производили каждую субботу в 16 часов дня расчет с рабочими и хотели просить членов общества народного дома разрешения проводить собрания в народном доме. Предполагалось на этих собраниях решать вопросы, касающиеся рабочего интереса.

Из агентурных источников Федоренко располагал информацией, что на намеченной 25 сентября сходке, рабочие намеревались обсудить петицию и подать ее начальнику Сочинского округа. При этом рабочие распространяли слухи, т.е. если требования, указанные в петиции, не будут рассмотрены и приняты, произвести беспорядки и разбить народный дом.

25 сентября в 15 часов состоялась сходка рабочих, на которой присутствовали начальник округа Розалион-Сошальский, начальник участка Яников, пристав Залевский и унтер-офицер Федоренко. Одним из рабочих была зачитана заранее составленная петиция, касающаяся рабочего вопроса. После обсуждения, некоторые пункты были вычеркнуты и дополнены другими, а также слово «требовать» было заменено, на слово «просить». Рабочие поставили подписи под данной петицией, которых оказалось около ста. Петицию на имя начальника округа передали начальнику участка Яникову. В 17 часов участники сходки разошлись.

Петиция, в основном, предусматривала устранение подрядчиков и заключение договоров на выполнение объемов работ работодателями с самими рабочими. Также предлагалось установить минимальную цену на проведение подрядных работ.

В первой декаде октября 1905 г. к ожидавшим расчета в балаганах за Мамайкой рабочим-туркам явилось несколько вооруженных мегрел и, убив одного и ранив другого турка, скрылись. Турецкие рабочие не смогли опознать и назвать точное количество вооруженных людей.

На строительстве шоссе на участке между Адлером и Гагрой рабочие выступили против объявленного руководством строительства уменьшении поденной платы в октябре 1905 г., связанного с сокращением осенью продолжительности светового и соответственно рабочего дня, что происходило ежегодно. Помимо этого, рабочие-строители из-за угроз некоторых своих товарищей не вышли на работу. После того, как инженера В. Константинова посетили с рядом требований представители некой рабочей партии – Ираклий Джабуа и Юлий Квирквелия, Константинов сделал вывод, что эта группа лиц желает монополизировать все крупные работы, чему благоприятствовал террор в отношении подрядчиков.

Таким образом, можно констатировать, что с началом Первой российской революции социальные противоречия в общественно-политическом движении на территории Сочинского округа Черноморской губернии обострились. Нарастающему революционному движению способствовали резкий спад в экономике, поражения на полях сражений в русско-японской войне, недальновидность правительства в решении аграрного, рабочего, национального вопросов и т.д.

В Сочинском округе Черноморской губернии имели место различные формы террора со стороны сторонников партии социал-демократов и представителей грузинской национальности, которые поддерживали цели национально-освободительного движения, происходившего на территории Закавказья. Указанные группы применяли любые формы революционной борьбы в отношении своих политических оппонентов от угроз физической расправы вплоть до физического уничтожения. В период с января 1905 г. и до объявления царского манифеста от 17 октября 1905 г. на территории Сочинского округа зафиксировано 3 убийства по политическим мотивам. В отношении существующих властей распространялась заведомо ложная информация, происходили провокации с применением огнестрельного оружия с целью дестабилизации общественно-политической обстановки.

Сочинские рабочие во главе со своими лидерами, придерживающихся социалистической направленности, пытались совместно с властями решать социально-экономические вопросы, что частично было исполнено. Ликвидировать институт подрядчиков, как посредников между рабочими и работодателями, не удалось, т.е. большая часть выделяемых денежных средств за выполнение объемов работ до рабочих не доходила. Попытка монополизации некоторых видов работ отдельными группировками рабочих отрицательно влияла на ситуацию в регионе.

Заместитель председателя Совета Сочинского отделения Российского военно-исторического общества, к.и.н. Таран К.В.
0.0
Запись обновлена: February 20, 2020 08:50 PM
Похожие статьи : Сочи в годы ВОВ 1941-1945 гг.: 75-летию Победы посвящается На Сочинском и Лазаревском направлениях (август 1942 г.) Форт Александрия (21 апреля 1838 г.) К 100-летию Комитета освобождения Черноморской губернии "Народной газете Сочи" 15 лет. Гагра в составе Сочинского округа (15 декабря 1904 г.) День Конституции и 25-летие краевой избирательной системы Военно-историческое наследие города Сочи (1941-1945 гг.) Война в горах: страницы обороны города Сочи (1942-1943 гг.) ​«Дружба породненных городов Сочи-Челтенхэм» (к 60-летнему юбилею подписания Договора)
первая.российская.революция.сочи.черноморская.губерния

Пока нет комментариев...

Оставить свой ответ на запись

Ваш email адрес не будет публиковаться.