События РВИО г.Сочи Российского Военно-Историческое Общество Сочинское отделение

Статья об экспозиции в Сочинском музее, рассказывающая о революционных событиях (1905-1906 гг.)

0 Комментарии
56
24-08-2019

Национальный Музей Брукенталя в Сибиу / Германштадте является одним из самых известных музеев в Румынии благодаря своим коллекциям, а также традициям в издательском деле. Научный журнал Brukenthal. Acta Musei включен в базу данных Скопус. В 2018 г. в научном журнале Brukenthal. Acta Musei на английском языке опубликована статья Константина Тарана и Рушада Курбанова «Вооруженное восстание в Сочинском округе Черноморской губернии Российской империи (1905–1906 гг.) и его отражение в экспозиции регионального музея». На сайте Сочинского отделения военно-исторического общества указанная статья публикуется на русском языке.

Полный текст публикации на английском языке в формате PDF прилагается в конце статьи.

Вооруженное восстание в Сочинском округе Черноморской губернии Российской империи (1905–1906 гг.) и его отражение в экспозиции регионального музея

Аннотация. В статье рассматривается вооруженное восстание в Сочинском округе Черноморской губернии Российской империи периода Первой русской революции, а также отражение этих событий в экспозиции музея истории города-курорта Сочи.

В качестве источников привлечены документы местных, региональных и центральных архивохранилищ Российской Федерации. Важное значение имеют и документы музея истории города-курорта Сочи. Методологическую основу исследования составили принципы историзма, объективности и системности. Помимо того, использовался хронологический метод, позволивший нам рассмотреть события Первой русской революции в их хронологической последовательности.

В заключении авторы пришли к выводу, что общественно-политические движения в Сочинском округе Черноморской губернии действовали в соответствии с социальными сценариями, которые определяли их поведение в период революционных событий. Местные власти пытались защищать свои позиции, революционеры оказывали на них давление при использовании населения, которое вовлекали в этот процесс различными путями. Призывы представителей русской интеллигенции о защите самодержавия пресекались революционерами путем физического уничтожения. Экспозиция музея истории города-курорта Сочи представляет революционеров как борцов за свободу, а не как террористов и экспроприаторов, которыми они и являлись. Не отражены в музейной экспозиции убийства революционерами мирных граждан, отсутствуют материалы об изъятии ценностей, грабежах, сепаратизме, национализме и многом другом. Именно поэтому экспозиция выполнена в таком виде, чтобы события 1905-1906 гг. в г. Сочи могли восприниматься в гармонии с официальным учебником по истории коммунистической партии СССР. 

Ключевые слова: вооруженное восстание, Сочи, Российская империя, 1905–1906 гг., музей истории города Сочи, экспозиция.

1. Введение

В период Первой русской и февральской революций в России происходила трансформация социальной структуры российского общества (Калинина, 2017: 38-45). Если в первом случае окончательной трансформации не произошло ввиду подавления революционного движения, то февральская революция изменила структуру российского общества. В данной статье мы хотели бы рассмотреть на примере Сочинского округа Черноморской губернии процесс трансформации одной из окраин Российской империи из состояния спокойного провинциального городка в состояние революционного взрыва.

2. Материалы и методы

В качестве материалов были использованы документы архивного отдела администрации города Сочи (Сочи, Российская Федерация), центра документации новейшей истории Краснодарского края (Краснодар, Российская Федерация), российского государственного архива социально-политической истории (Москва, Российская Федерация), государственного архива Российской Федерация (Москва, Российская Федерация), а также документы музея истории города-курорта Сочи.

Методологическую основу исследования составили принципы историзма, объективности и системности. Помимо того, использовался хронологический метод, позволивший нам рассмотреть события Первой русской революции в их хронологической последовательности.

3. Результаты

Вооруженное восстание в Сочинском округе Черноморской губернии произошло в декабре 1905 г., а в начале января 1906 г. восстание было подавлено. События этого периода отмечались политической активностью социалистических партий, а именно социал-революционеров и социал-демократов против царской администрации.

Накануне вооруженного восстания в Сочи между социал-демократами и социалистами-революционерами происходила борьба за влияние среди жителей и увеличение числа своих сторонников. Этому способствовал раскол в стане социал-демократов и отток членов этой организации в группу социалистов-революционеров, лидеры которых предпринимали меры для распространения программы своей партии. Тенденция усиления позиций социалистов-революционеров в Сочи носила общероссийский характер, т.к. число эсеровских организаций, особенно в 1905–1907 гг. росло более высокими темпами, нежели у их оппонентов из РСДРП, их влияние в сельских районах было значительным. Это была партия крестьян и рабочих, участвовавшая во всероссийской октябрьской политической стачке и декабрьском вооруженном восстании в Москве (имеется в виду 1905 г.) (Урилов, 2005: 61).

В первой половине декабря 1905 г. лидеры социалистов-революционеров Семенов и Поярко пришли к владельцу типографии Анисимову и попросили отпечатать 1 тыс. экземпляров «Финансового манифеста», где населению предлагалось не вкладывать деньги в сберкассы, а наоборот, изымать сбережения, чтобы лишить правительство финансовой поддержки. У Семенова имелся печатный оригинал этого манифеста, подписанный центральными комитетами социалистов-революционеров и социал-демократов, польских и крестьянских союзов, но Анисимов отказался принять этот заказ (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 124). 

В доме И. Одинцова 15 декабря состоялось заседание Благотворительного общества и уполномоченных городской управы, из которых присутствовали только Одинцов и Годзи. На этом заседании присутствовали также Семенов, Хуцишвили и представители рабочих. Лидер социал-демократов Хуцишвили негативно высказался о существующем городском самоуправлении, которое избирается ничтожным количеством граждан и в действительности не отвечает своему назначению и не заботится о нуждах трудящихся. Ввиду таких нападок на городское управление Годзи и И. Одинцов заявили о сложении с себя звания уполномоченных (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 13).

Также на этом собрании обсуждался вопрос об оказании помощи безработным и голодающим, на это революционер Хуцишвили заявил, что о голодающих не следует заботиться, т.к. «это нелюди» (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 51). 

В связи с возрастающим влиянием в общественно-политической жизни посада и округа организации социалистов-революционеров и усилении их авторитета среди жителей, лидеры социал-демократов инициировали создание в Сочи городского революционного управления (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 75).

Для этого 16 декабря 1905 г. представители социал-демократической партии распространили печатное воззвание «К гражданам и гражданкам Сочи» (ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 62. Л. 68). В этом воззвании жители посада извещались, что собрание граждан, имевшее место 15 декабря в доме Одинцова, найдя существующее городское управление в Сочи несостоятельным, решило заменить его новым, основанным на началах всеобщего, равного, прямого и тайного голосования. В связи с этим население посада приглашалось 16 декабря в 2 ч. дня на собрание для избрания комиссии, которая будет руководить выборами в новое городское революционное управление всеми гражданами, без различия пола, национальности и вероисповедания (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 13).

В течение пяти дней в посаде Сочи происходили митинги, на которых лидеры социал-демократической организации навязывали населению идею о замене городского управления путем выборов и создание городского революционного самоуправления. Ввиду того, что сочинские социалисты-революционеры, либеральная интеллигенция и представители армянской диаспоры не поддержали эти выборы, то деятельность социал-демократов ограничилась переписью населения посада (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 14-16; МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 52).

На митингах Гватуа заявлял, что Россия правит в Грузии бессильно в разгар революции, а наместник царя на Кавказе Воронцов-Дашков сложил с себя полномочия и передал власть представителям социал-демократов (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/8. Л. 57).

Идея возрождения грузинской государственности и вхождение территории Сочинского округа в состав Грузии была близка многим представителям социал-демократической организации из числа славянской национальности, т.к. принимая участие в свержении самодержавия, они становились вне закона и в их отношении обязательно должны были последовать репрессивные меры правительства. В то же время представителей социал-демократической организации Хосты, которая состояла в основном из лиц славянской национальности, такая постановка дела не устраивала. Член хостинской организации РСДРП инженер Петр Шелехов обратился к доктору Гордону с предложением соединиться для «подавления грузино-батумской организации» (Taran et al., 2016: 521).

Кроме этого, митинги социал-демократической организации перестали посещать представители армянской национальности, которые отказались слушать речи лидеров социал-демократов. Важно отметить, что некоторые грузинские революционеры, например, Ормоцадзе, произносили речи на грузинском языке, а это не нравилось не только армянскому населению, но и представителям других национальностей (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/8. Л. 14; МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/3. Л. 46).

После этих событий, в связи с тем, что социал-демократы собирали митинги своих сторонников на базарной площади, социалисты-революционеры поставили в Сочи еще одну трибуну и обратились к представителям армянской диаспоры с просьбой предоставить вооруженную охрану (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 52).

Нужно полагать, что члены армянской диаспоры располагали информацией о том, что в конце ноября 1905 г. в Тифлисе произошли межнациональные конфликты, в ходе которых пострадали представители армянской национальности. Особенно крупные беспорядки произошли в Борчалинском уезде Тифлисской губернии, где убытки армянского населения достигли 2 млн. руб. Целые селения армян были совершенно разорены (Абрамов, 1940: 208).

О сложных межнациональных отношениях в Грузии имеется высказывание И.В. Сталина: «… В Грузии нет сколько-нибудь серьезного антирусского национализма, то это, прежде всего, потому, что там нет русских помещиков или крупной буржуазии, которые могли бы дать пищу для такого национализма в массах. В Грузии есть антиармянский национализм, но это потому, что там есть еще армянская крупная буржуазия, которая, побивая мелкую, еще не окрепшую грузинскую буржуазию, толкает последнюю к антиармянскому национализму» (Сталин, 1937: 12).

Выводы И. Сталина подтверждает исследователь Д. Аманжолова, которая указывает на армяно-грузинский конфликт, связанный с преобладанием в Грузии армянского торгово-ростовщического и промышленного капитала. Кроме этого, в Тифлисе, Ахалкалакском, Ахалцихском и Борчалинском уездах и других южных районах Тифлисской губернии, бывшие турецкие армяне составляли около 47 % населения, в связи с чем их национальное представительство в органах власти на местах и землевладение, являлось основной причиной межнационального конфликта (Аманжолова, 1999: 7).

События в Грузии отразились на взаимоотношениях лиц армянской и грузинской национальностей в Сочинском округе. Лидер армян-арендаторов, проживающих в имении великого князя Михаила в селениях Лоо и Вардане, учитель А.Р. Ростомьян сообщил М. Мартиросьяну, проживающему в посаде Сочи, что армяне «комитету мингрел и имеретин помогать не будут» (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/16. Л. 11).

Гватуа и его сторонники социал-демократы требовали от армян, чтобы они прекратили вносить арендную плату. Армяне делали вид, что плату они не вносят, но на самом деле, делали обратное. Об этом известно со слов Б.Ф. Алека, управляющего имением «Варданэ», принадлежащего великому князю Михаилу: «Армяне плату вносили исправно, но меня просили не говорить об этом, так как туземцы запретили им» (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/16. Л. 13).

Утверждение Миносьяна имеет основание, т.к. в программе партии социалистов-революционеров имеется пункт, где предлагается введение федеративных отношений для «самостоятельных народностей» (РГАСПИ. Ф. 274. Оп. 1. Д. 33. Л. 29), а также позиция социалистов-революционеров об отчуждении помещичьих земель в пользу крестьянства, была также близка представителям армянского населения Черноморской губернии.

Кроме этого, аграрная программа социалистов-революционеров распространялась среди крестьян сельских обществ Черноморской губернии. Агитация социалистов-революционеров способствовала закрытию сельских правлений и избранию новых старост и старшин в Волковском и Аибгинском сельских обществах. В первом это случилось благодаря агитации агронома Л. Александрова и трех братьев Жилинских, а во втором учителю Е. Славгородскому (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 174).

Чтобы расширить круг своих сторонников с 20 декабря 1905 г. представители социалистов-революционеров усилили агитационную работу. В этот день Семенов, Сальников, Поярко, В. Фронштейн и Вильямс заказали в типографии Анисимова 500 экземпляров партийной программы. Анисимов выполнил заказ, но т.к. он этому постоянно противился, Семенов пригрозил ему убийством (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 124). 

Ввиду того, что создание революционного городского управления не состоялось, а активность социалистов-революционеров находила все большую поддержку среди жителей Сочинского округа, Гватуа, чтобы заслужить доверие рабочих, делал популистские заявления о том, что они не останутся без работы и обещал открыть монетный двор для изготовления денег. В это время власти располагали информацией о поселенце из села Пластунка Христе Учадзе, который занимался изготовлением фальшивых монет (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 17).

Накануне прибытия в Сочи Гречкина с вооруженным отрядом своих сторонников из Новороссийска, Гватуа отправился в Гагру, чтобы призвать в Сочи сторонников социал-демократической организации и приобрести оружие. Гватуа предполагал заручиться вооруженной поддержкой, после проваленной попытки создания городского революционного управления и возникшими трениями с лидерами общественных организаций Сочи по политическим мотивам (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/8. Л. 91).

От конно-полицейских стражников начальнику округа стало известно, что гагринский князь А.К. Инал-Ипа приобрел с борта неизвестного парусного судна 1,6 тыс. ружей и к нему отправился Гватуа, чтобы договориться о покупке оружия. Кроме этого, под влиянием агитации Гватуа 23 декабря 1905 г. сторонники социал-демократов в Гагре сформировали боевую дружину (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 190).

Председатель гагринских социал-демократов князь Инал-Ипа, после непродолжительного конфликта социал-федералистов и социал-демократов, согласился предоставить Гватуа добровольцев из боевой дружины и оружие в количестве 65 стволов (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 182).

Важно отметить, что иностранные суда нелегально доставляли оружие на территорию Грузии членам партии социал-демократов, социал-федералистов и социалистов-революционеров. Именно одна из таких партий оружия швейцарского образца попала к гагринскому князю Инал-Ипа. Это оружие предназначалось представителям грузинской социал-федералистской революционной партии, которые после образования в 1904 г. стояли на позициях грузинской автономии под лозунгами: «Свобода! Равенство! Единство!» (ГАРФ. Ф. 102. Оп. 233. Д. 5. Ч. 19. Л. 2).

Кроме этого, Гватуа и его сторонники привлекли на свою сторону представителей грузинской национальности из села Пластунка в количестве 138 чел., которые купили у Автономного Закавказского комитета 48 ружей за 200 руб. Таким образом, почти три сотни вооруженных грузин прибыли 26–27 декабря 1905 г. в посад Сочи (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 182).

Благодаря агитации социалистов-революционеров представители армянской диаспоры, которые в своем большинстве не хотели принимать участия в вооруженном столкновении с властями, выставили со своей стороны 300 чел., т.к. это решение принял местный комитет партии «Дашнакцутюн» (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 59, 182).

Поэтому, когда произошло вооруженное столкновение революционных сил с представителями русской администрации, многие из армян поддержали призыв социалистов-революционеров оказать им поддержку, в связи с чем армяне-арендаторы пришли в Сочи с оружием. Также в Адлер пришли вооруженные шиловские армяне под предводительством священника и вместе с представителями других партий изымали оружие у жителей Адлера (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/10. Л. 55).

После прибытия в Сочи 27 декабря 1905 г. Гречкина и группы его сторонников, социалисты-революционеры располагали в посаде вооруженной силой, состоящей из двух отрядов, один из которых находился в Хлудовском парке, а другой в харчевне Уты Бахии. Несмотря на то, что Гречкин сообщил о победе революционных сил в Новороссийске, большинство жителей посада Сочи располагали информацией о ликвидации Совета рабочих депутатов в Новороссийске, так как 27 декабря 1905 г. почтово-телеграфная контора некоторое время функционировала (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/8. Л. 59; МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/11. Л. 36).

Кроме этого в посаде Сочи было известно, что 21 декабря 1905 г. были подавлены вооруженные восстания в Москве и Ростове-на-Дону, а до этого и в других российских городах. Для поддержания порядка в Сочинском округе начальник Розалион-Сошальский располагал незначительными вооруженными силами, особенно после демобилизации в ноябре 1905 г. нижних чинов из состава роты Херсонского полка (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 10). 

Следует отметить, что на территории Гурии продолжали функционировать крестьянские республики, что способствовало дестабилизации обстановки в Закавказье (Первая революция, 2005: 376-379). Поэтому представители общественно-политических объединений в Сочи активно вооружались, но при этом никто заранее вооруженное столкновение с властями не планировал.

Утром 28 декабря начальнику округа поступило сообщение, что из Адлера в Сочи выступила группа вооруженных людей. Предотвратить вторжение этой группы на территорию посада не получилось, в связи с чем между ними и стражниками в районе Мамонтовского спуска и нового базара произошла перестрелка (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 20).

Более выгодные позиции имели сторонники революционеров, которые оружейным огнем заставили отступить представителей порядка во главе с начальником округа и офицером стражи корнетом Поповым (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 21). 

Во время столкновения стражники понесли потери, один был убит и ранены семь стражников (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 118. Л. 19). Противоположная сторона также понесла потери: были убиты два человека и один ранен. Из лиц, случайно оказавшихся на месте перестрелки, убито два человека и столько же ранено (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 22). 

Убийство случайных лиц стало следствием того, что сторонник социал-демократов, грузин по национальности, Спиридон Кубладзе со словами «всех русо нужно стрелять!» открыл огонь из оружия «… в толпу, где было много русских» (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 21, 24).

После перестрелки, стражники отступили к городскому управлению и квартире начальника округа, куда к ним присоединился местный пристав Залевский с командой городовых. Решено было отступить в расположение роты Херсонского полка, чтобы совместно с солдатами организовать оборону. Начальник округа объявил посад Сочи на военном положении и предложил казначею Н.К. Усачеву сдать наличность казначейства в общей сумме – 140231 руб. 66 коп. под охрану его и ротного командира Херсонского полка капитана В.И. Герасимова, что и было сделано (ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 62. Л. 107; АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 22).

В казарме командование над соединенным гарнизоном принял командир роты Херсонского полка капитан Герасимов, имея в своем распоряжении около 100 чел. Ночью гарнизон приступил к приведению казармы в оборонительное положение и устройству окопов. В казарме имелся достаточный запас оружия, патронов и продовольствия. Наравне с гарнизоном революционеры занялись устройством окопов вокруг осажденной казармы, забаррикадировав ряд улиц. Были расставлены сторожевые посты на сочинском маяке, церковной колокольне, доме Удельного ведомства и других зданиях (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 23). 

Воспользовавшись беспорядками в городе, националисты на территории Турецкого оврага подожгли дома турок. Из-за сильного пожара турчанки и персиянки, с детьми спасаясь от огня, вечером 28 декабря перешли через реку Сочи на Хлудовскую сторону и разместились около здания Российского общества пароходства и торговли, прося помощи у агента этого общества (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/10. Л. 40).

На следующий день 29 декабря 1905 г. в казарму к осажденным явились жены и дети городовых и стражников, чему восставшие не препятствовали с целью воздействия на своих оппонентов. Предполагалось, что данная акция будет способствовать скорейшей сдаче гарнизона (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 24).

Социал-демократы во главе с Гватуа, Хуцишвили, Коняевым и А. Хоравой сосредоточились в харчевне М. Хоравы, которая находилась на углу улиц Садовая и Бульварная. Здесь участникам восстания раздавалась пища, напитки, а также оружие и боеприпасы (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 118. Л.19). 

Другим пунктом получения бесплатной пищи и отдыха сторонников социалистов-революционеров и социал-демократов являлась гостиница Уты Бахии, расположенная на улице Приреченской. Кроме этого, сторонники социалистов-революционеров располагались в Народном доме, где пищу и продукты распределял Н. Поярко, куда он 29 декабря перевел свою семью. 

В указанные пункты поступали угнанный с дачи Хлудовой и отобранный у местного домовладельца Герсеванова рогатый скот, а также свиньи, принадлежавшие офицеру стражи корнету Попову, и домашняя птица пристава Залевского. Значительное количество муки было взято со склада купца Христофи. Имущество стражников, оставленное в покинутой ими казарме, также было расхищено. Были разграблены дом Удельного ведомства и казенная винная лавка, а похищенные напитки были направлены в указанные харчевню, гостиницу и народный дом. Некоторые продукты и материалы забирались революционерами на основании записок, выданных за подписями одного или нескольких членов революционной организации. Такие записки выданы были агенту РОПиТ об отпуске им муки и торговцу Черномордику об отпуске колючей проволоки, которая требовалась для устройства баррикад и других заграждений (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 25).

Утром 29 декабря вооруженные дружинники ходили по домам и отбирали у жителей Сочи боевые патроны, порох, холодное и огнестрельное оружие, которое в 1904 г. местная администрация разрешила иметь жителям округа и посада за небольшую плату – 2 руб., чтобы они могли защитить себя от диких зверей (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 118. Л. 19). 

Под предлогом изъятия оружия у местного населения отбирались также денежные средства, драгоценности и предметы первой необходимости. В дальнейшем часть похищенного была найдена представителями русской администрации у участников восстания, но большую часть награбленного вывезут на фаэтонах гагринские охотники и сторонники революционеров, не желавших оказаться в руках русской администрации (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/10. Л. 88). 

После начавшегося восстания начальник опытной станции Ляховецкий призвал на помощь осажденному гарнизону поселенцев из села Раздольного. Узнав об этом, 29 декабря на опытную станцию Гватуа и Хуцишвили отправили с тремя вооруженными грузинами Р. Куция, который застрелил Ляховецкого (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 28). Кандидатура Куция была выбрана не случайно, т.к. в прошлом он имел с Ляховецким конфликт личного характера. Также имеются сведения, что Гватуа заплатил Куция за убийство Ляховецкого 15 рублей (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/8. Л. 61).

Среди жителей Сочинского округа 29 декабря 1905 г. социал-демократы распространили листовку, извещавшую население о начале вооруженного восстания и с призывом вооружаться и присоединяться к революционерам (ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 62. Л. 34). Кроме этого воззвания, социал-демократы разослали по населенным пунктам округа инструкции, в которых с угрозами требовали высылки людей для боевой дружины, а также предоставления восставшим оружия и пороха (Taran, 2015: 126).

Из-за угроз и оказанного давления со стороны социал-демократов был организован отряд вооруженных поселенцев из Волковского общества, который возглавил староста И.Ф. Крылов. Этот отряд прибыл в Сочи в ночь с 29 на 30 декабря и участвовал в изъятии оружия и пороха у жителей Навагинки (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/2. Л. 3, 22; ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 1454. Л. 5).

В село Эстонку 30 декабря 1905 г. пришли из Адлера социал-демократ Янович, лавочник Кудинов, а также неизвестный кавказец. Они предложили эстонцам дать людей в боевую дружину для сопротивления властям. В случае отказа пригрозили: «После нас придут другие и постреляют все село». Эстонцы собрали с односельчан 91 руб., которыми снабдили 16 добровольцев и отправили их в Сочи (ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 62. Л. 75-76).

Несмотря на возможные репрессии, которые могли последовать со стороны социал-демократов, крестьяне деревни Раздольной Сикорский и Рябенко отправились в казарму к начальнику округа для оказания содействия. Это случилось после того, когда утром 29 декабря социал-демократы Бурджиниани, Торчинава, Григолия, Чхетиани и Сичинао отбирали оружие в деревне Раздольной у крестьян, а также угрожали им физической расправой (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/6. Л. 81-82; МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/12. Л. 67). 

Изымая оружие у населения посада и округа, социал-демократы преследовали цель не только пополнения своих арсеналов, но и из-за опасения, что население округа решит применить это оружие в отношении сторонников социал-демократов, наводнивших посад Сочи. В деревнях Пиленково и Барановке крестьяне не отдали оружия пришедшим из Адлера социал-демократам. При этом в деревне Барановке местные жители обстреляли из винтовок революционеров (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/12. Л. 40-41).

Имел место случай, когда 18-летний поселенец И.В. Юдин из села Вторая Рота отказался стрелять в осажденных в казарме представителей власти и его на сутки грузины, из числа сторонников социал-демократов, заперли в изолированном помещении (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/14. Л. 78).

После начала перестрелки с осажденным гарнизоном, восставшие приступили к реставрации старинной пушки, изготовленной в 1795 г. в Англии на заводе «Д. Гаскойна» (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 215), которая в качестве реликвии находилась на церковной площади близ маяка. Идея восстановления пушки принадлежала социалисту-революционеру Гречкину, по распоряжению которого пушку доставили в мастерскую артели слесарей, отремонтировали и провели успешное испытание. Способ обращения с пушкой объяснил отставной офицер Лавров, ранее высланный в Сочи русской администрацией (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 17, 33).

В течение 31 декабря 1905 г. и 1 января 1906 г. выстрелы из пушки по казарме производились через каждые полчаса. Революционеры произвели около 40 выстрелов, сделав в передней стене казармы 18 пробоин и выбив наружную дверь. Осажденные, убедившись в том, что снаряды не разрывные, привыкли к пушечным выстрелам и относились к ним спокойно. Кроме того, от выстрелов из казармы пострадала прислуга пушки, т.к. были ранены Л. Чередниченко и Л. Петросьян (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 34, 36).

Революционеры также осознавали бесцельность дальнейшей перестрелки ввиду указанных выше причин. Вопрос о предполагаемом штурме казармы также был закрыт. Средством воздействия на начальника округа стала его беременная жена, арестованная революционерами 29 декабря на квартире инженера Гофмана. 

Около полудня 1 января 1906 г. руководители восстания подняли возле пушки белый флаг и предложили начальнику округа вступить с ними в переговоры. В переговорах с начальником округа участвовали социалисты-революционеры Гречкин, Александров, Розен, социал-демократ Гватуа и как частное лицо городской врач Гордон. Именно последний сообщил Розалион-Сошальскому, что его беременная жена находится во власти революционеров (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/1. Л. 187). Это известие сыграло важную роль в решении начальником округа о сдаче гарнизона.

Согласно условиям сдачи гарнизона, всем осажденным была гарантирована жизнь. Солдаты с оружием должны были остаться в казарме, а денежные суммы из казначейства возвращены по принадлежности. Стражники и городовые подлежали разоружению и должны были покинуть Сочи. Оружие они должны сдать начальнику округа, который отправит его Черноморскому губернатору. 

Нужно отметить, что население Сочи с начала первой перестрелки между стражниками и революционерами и до самой сдачи осажденного гарнизона из своих домов не выходило, терпя голод и иные лишения. Жители с большим трудом и опасностью для своей жизни добывали продукты, т.к. революционеры контролировали выдачу хлеба и мяса, которые выдавались мирным жителям в определенном количестве, по числу членов каждой семьи (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 30). 

Победа революционных сил в Сочи была не долгой, т.к. примерно в 21.00 1 января 1906 г., через 3–4 часа после сдачи гарнизона, на сочинский рейд прибыли из Батуми контрминоносец «Завидный» и транспорт «Николай» с отрядом охотников (солдаты-добровольцы) (АОАГС. Ф. Р-282. Оп. 1. Д. 116. Л. 40), в связи с чем из Сочи начался отток революционных сил.

Прибытие правительственных войск в Сочи стало следствием того, что из Гагры 29 декабря 1905 г. была передана телеграмма в Батуми начальнику артиллерии генерал-лейтенанту Решетилову об известии из Адлера, что в Сочи «толпы революционеров избивают русское население». Решетилов распорядился немедленно послать в Сочи легкий отряд охотников, составленный из личного состава минной роты Лабинского казачьего полка и Херсонского пехотного полка под командованием подполковника Тржепецкого (ЦДНИКК. Ф. 1774-р. Оп. 2. Д. 231. Л. 3).

Неожиданное появление контрминоносца «Завидного» и парохода РОПиТ «Николай» ошеломило революционеров, в связи с чем устроители восстания, социал-демократы и их сторонники, на сутки покинули Сочи (ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 62. Л. 101). 

 связи с тем, что пленные находились во власти революционеров, штабс-капитану Штарку было поручено вести сложные переговоры от имени командования, прибывшего на рейд Сочи, отряда. О том, как это происходило, подробно описано в воспоминаниях участника событий В. Фронштейна: «На берег спустился Штарк, он был спокоен, поздравил с победой над угнетателями, обошел главные позиции восставших, восторгался отремонтированной пушкой, делал советы по поводу рытья окопов. Далее Штарк сообщил, что до Батума дошел слух о резне мирного населения и чинимых в Сочи бесчинствах. Но так как все спокойно, надо ехать обратно, и попросил отдать офицеров и солдат, “а полицейскую сволочь можете вешать ночью, когда я уеду”. Он ходил по Сочи с представителями не революционных сил, а с интеллигентами. По просьбе Штарка пленных офицеров и солдат помыли в бане, накормили и с оружием отдали, заодно вернули казначейские суммы. Вечером Штарк распростился. Перед этим он предложил привести город в порядок, минировать берег, так как будет прислан транспорт с казаками через три дня, и уехал на корабль. Поведение Штарка можно назвать чуть ли не революционным, все развесили уши» (ЦДНИКК. Ф. 2830. Оп. 1. Д. 1454. Л. 6).

Ободренные этим вооруженные представители всех политических течений с пением революционных песен и возгласами: «Да здравствует свобода и народное управление!» – провели днем 3 января 1906 г. многолюдную манифестацию на улицах посада, которая состояла приблизительно из 300–400 чел. После этой демонстрации сторонники социал-демократов, социалистов-революционеров, ввиду прихода вооруженных сил властей покинули Сочи, направляясь на территорию Грузии. 

Участие в вооруженном восстании лидер социалистов-революционеров Семенов объяснял тем, что он, как и его сторонники, «принял участие в вооруженном восстании, к которому примкнул, как и другие социалисты-революционеры с целью воспрепятствовать Гватуа и компании сделаться хозяевами положения». Семенов и Поярко опасались за свою жизнь и не доверяли лидеру социал-демократов, указывая, «… что конечной целью Гватуа и его единомышленников было привести в исполнение приговоры в отношении многих русских революционеров» (МИГКС. ОПИ. ОФ – 10426/8. Л. 61-62), т.е. физически устранить своих политически оппонентов.

Но это не стало препятствием для временного объединения социалистов-революционеров с местными повстанцами-националистами, которые не интересовались социалистическими идеями и не имели ничего общего с социалистами-революционерами, кроме ненависти к российской администрации, что можно проследить на примере Сочинского вооруженного восстания. Тенденция к созданию общего фронта революционных сил имела место на окраинах империи, и на Кавказе в частности, где воинственные националисты с легкостью забывали об идеологических разногласиях ради немедленных действий (Geifman, 2013).

Тем временем военные власти наращивали в Сочи вооруженную группировку. 2 января 1906 г. в Сочи дополнительно прибыл пароход «Боржом» с запасом продовольствия, двумя горными орудиями с прислугой и десятью пластунами. Следом за ним прибыл минный транспорт «Дунай» с десантом под командованием полковника Крылова, в распоряжении которого находился отряд пехоты в количестве 300 чел. и 4 орудия (ЦДНИКК. Ф. 1774-р. Оп. 2. Д. 231. Л. 6).

Не имеет смысла преувеличивать роль социал-демократов в вооруженном восстании в Сочи. Лидер социал-демократов А. Гватуа и его оппонент социалист-революционер В. Семенов предстали перед фактом, т.к. вооруженное столкновение сторонников революционеров с конно-полицейской стражей, начавшееся 28 декабря, никто не планировал. 

Московское вооруженное восстание было более масштабным и значимым, но и здесь можно обратить внимание на то, что не политические лидеры руководили событиями, а стечение обстоятельств увлекало их за собой (Леонов, 1997: 206). При этом имеются другие выводы, где Московское восстание характеризуется авантюрой Совета рабочих депутатов, предпринятой под сильным воздействием эсеров и большевиков (Волобуев, 2002: 64).

Несколько слов скажем о музейной экспозиции, которая посвящена событиям вооруженного восстания в городе. Музеем истории города-курорта Сочи представлены для обозрения посетителей пушка и два стенда, освещающих события Первой российской революции и соответственно вооруженного восстания в Сочи в декабре 1905 г. – январе 1906 г. Необходимо отметить, что указанная экспозиция в музее – сформирована в советский период, в связи с чем исторические события были подвержены идеологии и цензуре государства. После этого времени экспозиция не менялась. Именно этим можно объяснить присутствие на стенде не имеющим отношения к событиям в Сочи газете «Искра» и работы В.И. Ленина «Что делать?». 

С этим же связано наличие полицейской шашки и тюремные кандалы, которые должны были демонстрировать произвол самодержавия и его сугубо репрессивную политику по отношению к населению. Музейная экспозиция и сегодня представляет революционеров как борцов за свободу, а не как террористов и экспроприаторов, не как уголовный элемент, которыми они и являлись на самом деле. Не отражены в музейной экспозиции убийства несогласных с позицией революционеров граждан, отсутствуют материалы об изъятии ценностей, грабежах, сепаратизме, национализме и многом другом. Именно поэтому экспозиция выполнена в таком виде, чтобы события 1905-1906 гг. в г. Сочи могли восприниматься в гармонии с официальным учебником по истории коммунистической партии СССР. 

4. Заключение

Таким образом, нужно отметить, что общественно-политические движения в Сочинском округе Черноморской губернии действовали в соответствии с социальными сценариями, которые определяли их поведение в период революционных событий. Местные власти пытались защищать свои позиции, революционеры оказывали на них давление при поддержке населения, которое вовлекали в этот процесс различными путями, а либеральная демократия, сохраняя оппозиционность по отношению к власти, явно не сочувствовала экстремистским методам борьбы, при этом либералы осуждали и правительство за промедление с реформами. Российская власть оказалась достаточно сильной, чтобы держать ситуацию под контролем, а революционные партии не обладали пока реальной силой.

Сепаратистские настроения грузинского населения Сочинского округа во главе с лидерами социал-демократов не были поддержаны остальными общественно-политическими и национальными объединениями округа. Социалисты-революционеры, а также лидеры общеармянской партии «Дашнакцутюн» и либеральная интеллигенция посада отказались от навязываемой социал-демократами идеи о смещении местной администрации и замене ее на революционное городское управление, т.к. усматривали в этом сепаратистские настроения руководителей социал-демократов, которые намеревались возглавить политическую жизнь в Сочинском округе.

Представители национальной партии «Дашнакцутюн» приняли участие в восстании по призыву социалистов-революционеров, при этом лидеры армянской диаспоры громких заявлений не делали, т.к. им приходилось учитывать несколько факторов. Во-первых, в случае вхождения Сочинского округа в состав Грузии, лидеры социал-демократов обещали не притеснять участников восстания, уклонившихся предполагалось удалить с обжитых земель. Во-вторых, в случае поражения революционных сил, реакция русских властей в отношении турецко-подданных армян была бы жесткой. В свою очередь, социал-федералисты из числа грузин проживающих в Гагре, отказались от участия в вооруженном восстании, т.к. программа их действий предусматривала наличие у Грузии автономии в составе Российской империи.

Призывы о защите существующего режима жестоко подавлялись, что стало следствием убийства начальника опытной станции Ляховецкого. Взятие в заложники жены начальника округа, находившейся на последней стадии беременности, явилось основной причиной сдачи осажденного гарнизона начальником округа. При этом многочисленные сторонники революционеров, количество которых превышало верные правительству силы, отказались оказывать сопротивление прибывшему на подмогу местной администрации подкреплению в виде контрминоносца и военного транспорта. Население посада Сочи и округа не встало на сторону революционеров, сторонники которых, фактически терроризировали местное население и грабили его под предлогом изъятия оружия на революционные цели.

Литература

Абрамов, 1940 – Абрамов А. Крестьянское революционное движение в Грузии в 1905–1907 гг. Ленинград, 1940.

Аманжолова, 1999 – Аманжолова Д.А. Межэтнические конфликты в Российской империи (1905 – 1916 гг.): в поисках решений. // История. 1999. № 32. С. 7-22.

АОАГС – Архивный отдел администрации города Сочи.

Волобуев, 2002 – Волобуев О.В. Драма российской истории: большевики и революция. Москва, 2002.

ГАРФ – Государственный архив Российской Федерации.

Калинина, 2017 – Калинина Д.А. Трансформация социальной структуры российского общества в 1917 году // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4, История. Регионоведение. Международные отношения. 2017. Т. 22. № 6. С. 38–45.

Леонов, 1997 – Леонов М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905–1907 гг. Москва, 1997.

МИГКС – Музей истории города-курорта Сочи.

Первая революция, 2005 – Первая революция в России: Взгляд через столетие. Ответственные редакторы: А.П. Корелин, С.В. Тютюкин. Москва, 2005.

РГАСПИ – Российский государственный архив социально-политической истории.

Сталин, 1937 – Сталин И.В. Марксизм и национально-колониальный вопрос. М., 1937.

Тулумджян, 1958 – Тулумджян А.О. Из истории революционного движения в Сочинском округе 1905–1907 годах. Сухуми, 1958.

Урилов, 2005 – Урилов И.Х. История Российской социал-демократии (меньшевизма). Ч. 3. Москва, 2005.

ЦДНИКК – Центр документации новейшей истории Краснодарского края.

Geifman, 2013 – Geifman A. Psychohistorical approaches to 1905 radicalism. Boston, 2013.

Taran, 2015 – Taran K.V. Rural communities on the outskirts of the Russian Empire amid the First Russian Revolution (through the example of villages within the Black Sea Governorate) // Bylye Gody. 2015. 35(1). pp. 124-132.

Taran et al., 2016 – Taran K.V., Mikhailov A.P., Bagdasaryan S.D. The Outskirts during the First Russian Revolution (1905-1907 years): The Separatist Moods among the Population of the Black Sea Province // Bylye Gody. 2016. 40(2). pp. 516-524.

References

Abramov, 1940 – Abramov A. Krest'yanskoe revolyutsionnoe dvizhenie v Gruzii v 1905–1907 gg. [Peasant revolutionary movement in Georgia in 1905-1907]. Leningrad, 1940.

Amanzholova, 1999 – Amanzholova D.A. Mezhetnicheskie konflikty v Rossiiskoi imperii (1905 – 1916 gg.): v poiskakh reshenii. [Interethnic conflicts in the Russian Empire (1905 – 1916): in search of solutions]. Istoriya. 1999. № 32. S. 7-22.

AOAGS – Arkhivnyi otdel administratsii goroda Sochi [The archival department of Sochi administration].

Volobuev, 2002 – Volobuev O.V. Drama rossiiskoi istorii: bol'sheviki i revolyutsiya [The drama of russian history: bolsheviks and the revolution.]. Moskva, 2002.

GARF – Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii [State archive of the Russian Federation].

Kalinina, 2017 – Kalinina D.A. Transformatsiya sotsial'noi struktury rossiiskogo obshchestva v 1917 godu [Transformation of the social structure of russian society in 1917]. Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 4, Istoriya. Regionovedenie. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2017. T. 22. № 6. S. 38–45.

Leonov, 1997 – Leonov M.I. Partiya sotsialistov-revolyutsionerov v 1905–1907 gg. [The party of socialists-revolutionaries in 1905-1907]. Moskva, 1997.

MIGKS – Muzei istorii goroda-kurorta Sochi [Museum of the history of the resort city of Sochi].

Pervaya revolyutsiya, 2005 – Pervaya revolyutsiya v Rossii: Vzglyad cherez stoletie [The first revolution in Russia: a View through the century]. Otvetstvennye redaktory: A.P. Korelin, S.V. Tyutyukin. Moskva, 2005.

RGASPI – Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv sotsial'no-politicheskoi istorii [Russian state archive of social and political history].

Stalin, 1937 – Stalin I.V. Marksizm i natsional'no-kolonial'nyi vopros [Marxism and the national-colonial issue]. M., 1937.

Tulumdzhyan, 1958 – Tulumdzhyan A.O. Iz istorii revolyutsionnogo dvizheniya v Sochinskom okruge 1905–1907 godakh [From the history of the revolutionary movement in Sochi district of 1905-1907 years]. Sukhumi, 1958.

Urilov, 2005 – Urilov I.Kh. Istoriya Rossiiskoi sotsial-demokratii (men'shevizma) [The history of Russian social democracy (menshevism).]. Ch. 3. Moskva, 2005.

TsDNIKK – Tsentr dokumentatsii noveishei istorii Krasnodarskogo kraya [Center of documentation of the newest history of the Krasnodar Krai].

Geifman, 2013 – Geifman A. Psychohistorical approaches to 1905 radicalism. Boston, 2013.

Taran, 2015 – Taran K.V. Rural communities on the outskirts of the Russian Empire amid the First Russian Revolution (through the example of villages within the Black Sea Governorate). Bylye Gody. 2015. 35(1). pp. 124-132.

Taran et al., 2016 – Taran K.V., Mikhailov A.P., Bagdasaryan S.D. The Outskirts during the First Russian Revolution (1905-1907 years): The Separatist Moods among the Population of the Black Sea Province Bylye Gody. 2016. 40(2). pp. 516-524.

0.0
Запись обновлена: August 24, 2019 10:12 PM
Похожие статьи : 13 сентября 1937 г. - день образования Краснодарского края Военно-историческое наследие города Сочи (1941-1945 гг.) Сочи в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) Общее собрание членов Сочинского отделения ООГО РВИО Общественно-политическое движение в Черноморской губернии Окраины в годы Первой русской революции (1905–1907 гг.) Учительский состав системы народного образования в период Первой русской революции (1905–1907 гг.) Сельские общества на окраине Российской империи в условиях Первой русской революции История Российского военно-исторического общества Микрорайон Гагаринский (1950-1980 гг.)
вооруженное_восстание_сочи_российская_империя_1905–1906_гг._музей_истории_города_сочи_экспозиция

Пока нет комментариев...

Оставить свой ответ на запись

Ваш email адрес не будет публиковаться.