События РВИО г.Сочи Российского Военно-Историческое Общество Сочинское отделение

190-летию подписания Адрианопольского мирного договора посвящается

0 Комментарии
222
2-09-2019

Адрианопольский мирный договор и строительство Черноморской береговой линии

190-летию со дня подписания Адрианопольского мирного договора


190 лет назад, после завершения русско-турецкой войны (1828-1829 гг.) 2 сентября 1829 г. в городе Адрианополе (Эдирне) между Российской и Османской империями был подписан мирный договор. В период военных действий русскими войсками на Черноморском побережье были заняты и укреплены турецкие крепости Анапа, Сухум-Кале, Редут-Кале и Поти. Многочисленные поражения на Балканах и Кавказе заставили султана Махмуда II уступить России левобережную Кубань (Закубанье), Черноморское побережье Северного Кавказа от устья Кубани до форта святого Николая, Ахалцихский пашалык и острова в дельте Дуная. Молдавии, Валахии и Сербии предоставлялась автономия. Турция признавала независимость Греции, проливы Босфор и Дарданеллы открывались для судов всех стран. Россия получала право свободной торговли на всей территории Османской империи.

Император Николай I, в связи с вхождением в состав империи новых территорий, учредил временный комитет при министерстве иностранных дел «для рассуждения о мерах, нужных по будущему управлению закубанскими народами», проживающими на левом берегу Кубани и Черноморском побережье Северного Кавказа. Указанная территория соответствует, приблизительно, ½ территории современного Краснодарского края, но в данной статье речь пойдет о Черноморском побережье Северного Кавказа.

23 марта 1830 г. состоялось совещание временного комитета, предложения и рекомендации которого были отображены в особом журнале и представлены императору Управляющим коллегией иностранных дел графом Карлом Васильевичем Нессельроде.

На основании информации, поступавшей с Кавказа, столичные чиновники считали, что Турция располагает в Закубанье двумя главными козырями – религия (ислам) и работорговля. Следует отметить, что исламизм между народами Закубанья распространялся медленно, поэтому русские военные полагали, что большинство народов на приобретенных территориях «остается и поныне в идолопоклонстве».

В основном, члены временного комитета предлагали закрыть сообщение Закубанских народов с Оттоманской Портой и другими державами, т.е. «не позволять иностранным судам приставать к каким-либо местам восточного берега Черного моря, кроме Поти». Ограничительные меры были связаны с имевшей место работорговлей, которой промышляли народы, проживающие на вновь приобретенных территориях. При этом указывалось, что «не только мусульманские обитатели Кавказа, но, к сожалению, многие из христиан не гнушались принимать участие в торге людьми одного с ними исповедания. Сие особенно можно заметить о князьях и помещиках Мингрелии и Гурии».

Члены временного комитета полагали, что «с уничтожением случаев сбывать пленников и другие плоды своего грабительства племена Кавказские не будут уже находить выгоды продолжать хищнические набеги против сопредельных им областей России и взаимно между собой, или производить разбои на прибрежных водах Черного моря». Кроме этого, чиновники обращали внимание на менталитет кавказских князей, считавших «унизительным» заниматься земледелием, ремеслами и торговлей.

Рекомендация временного комитета «расчищать постепенно лес по берегу моря и прокладывать береговую дорогу от Кубани до Риона», что облегчит сообщение и воинские разъезды между существующими и предлагаемыми укреплениями, а также даст возможность контролировать местных жителей, была практически не выполнима.

И совсем утопичной идеей временного комитета выглядело предложение о разделении на округа вновь приобретенных территорий и учреждение совета. «Он (совет) будет состоять из представителя, назначаемого и утверждаемого Е И В из Русских чиновников, которому будет придан письмоводитель, знающий язык народа, а в противном случае особый переводчик, и из шести заседателей, избираемых народом на три года и утверждаемых ближайшим областным начальством». Также предлагалось «при каждом окружном совете иметь походную, благолепную церковь, умного, благонравного священника и несколько человек церковников и певчих из молодых грамотных детей козачьих, кои должны учиться языкам народа, дабы со временем заступить места толмачей и переводчиков. Равным образом назначить ко всему совету по одному врачу с походной аптекой, который бедным будет отпускать лекарства без денежно с разрешения председателя совета».

Помимо вышеуказанных предложений были и другие рекомендации временного комитета, которые не соответствовали действительности. В то же время, необходимо отметить, что выводы временного комитета легли в основу учреждения Черноморской береговой линии.

Для прекращения контактов жителей вновь приобретенных территорий с кораблями иных государств временным комитетом предлагалось «отряжать по несколько военных судов Черноморского флота для крейсирования у означенного берега и наблюдения за оным», а также рекомендовалась закладка военных укреплений на берегу Черного моря, т.е. «залива Геленджикского и еще в некоторых других местах». 

Ранее Главнокомандующий Кавказским корпусом и наместник Кавказа князь Иван Федорович Паскевич в своем докладе государю об укреплении Черноморского побережья обратил внимание на Гагринскую теснину и считал необходимым построить здесь укрепление. Основываясь на мнениях временного комитета и князя Паскевича, генерал-майору Гессе было поручено произвести десант и заложить Гагринское укрепление, что он и сделал в июле 1830 г. Через год русские войска 28 июля 1831 г. высадили в Геленджикской бухте десант и возвели одноименное укрепление. 

Через 5 лет после закладки Геленджика 19 июля 1836 г. отрядом под командованием генерал-лейтенанта А.А. Вельяминова на мысе Дооб основан форт Александрийский, названный в честь жены царя Александры. В 1839 г. это военное укрепление было переименовано в Кабардинское, по имени одноименного пехотного полка, солдатами которого и был заложен форт.

После заключения Адрианопольского мирного договора в 1829 г. оперативная обстановка на Черноморском побережье северо-западного Кавказа оставалась напряженной. Не прекращались торговые сношения горцев с турками, где основным видом товара являлись пленники. Русское правительство решило начать строительство укреплений в устьях рек, чтобы прекратить работорговлю и снабжение горцев вооружением. 

Английские агенты среди горцев распускали слухи, что в случае, если русские не прекратят военные действия и строительство укреплений, из Константинополя на помощь горцам отправится соединенный флот некоторых европейских держав, турецкого султана и египетского паши, состоящий из 300 судов с десантными войсками и необходимым вооружением. Агенты объявили, что король Английский взял на себя миссию быть посредником между горцами и русским правительством. Горские племена в надежде на обещанную военную и дипломатическую поддержку решили сопротивляться всеми имеющимися средствами.

Во второй половине 1836 г. император Николай I утвердил действия российских войск со стороны Абхазии в 1837 г., где предлагалось главноуправляющему на Кавказе барону Григорию Владимировичу Розену возвести два якорных места на севере от Гагры.

После успешного военного десанта, высадившегося 7 июня 1837 г. на мысе Святого Духа, 18 июня 1837 г. было основано укрепление одноименного с мысом названия. Укрепление Святого Духа в дальнейшем было переименовано в Константиновское в честь Великого князя Константина. 19 июня 1937 г. барон Розен покинул укрепление, которое генерал-майор Андрей Михайлович Симборский должен был достроить, после чего произвести рекогносцировку берега в районе устья реки Сочи, где высадить десант и заложить укрепление.

Последнее поручение генерал-майор Симборский полагал исполнить 1 сентября 1837 г., но столкнулся с затруднением, т.к. из 4200 человек имелось 1800 человек больных, сам Симборский и исправляющий дела начальника отрядного штаба подполковник Норденстам были одержимы сильной болезнью. Из отношения барона Розена к генерал-адъютанту Адлербергу известно, что, «не смотря ни на хорошее продовольствие, ни на все предохранительные средства, как со стороны частных начальников, равно и по части медицинской, болезни с августа чрезмерно усилились, главной причиной коих полагать должно ослабление людей от беспрерывных трудов, коим они были подвержены с ранней весны, и в особенности весьма холодные ночи при сильных ветрах после сильного дневного зноя». 

Таким образом, высадка десанта и закладка укрепления в устье реки Сочи была отсрочена и перенесена на 1838 г. Возможно, одной из причин отставки барона Розена стало неисполнение намеченных планов в 1837 г. После посещения императором Николаем I Черноморского побережья северо-западного Кавказа барон Розен был отстранен от должности, и 30 ноября 1837 г. граф Евгений Александрович Головин был произведен в генерал-лейтенанты и назначен командующим Отдельного Кавказского корпуса и главноуправляющим гражданской частью и пограничными делами в Грузии, Армянской и Кавказской областях, в Астраханской губернии.

Помимо укрепления Святого Духа в 1837 г. генерал А.А. Вельяминов во главе военного отряда, двигаясь со стороны Геленджика, закладывает в устье реки Пшады 6 июня 1837 г. Новотроицкое укрепление и 20 июля 1837 г. в устье реки Вулан Михайловское укрепление. 

В апреле 1838 г. в Сухум-кале под командованием генерал-майора Симборского были сформированы воинские соединения в составе двух батальонов Мингрельского егерского полка, трех батальонов Эриванского карабинерного полка, одной пионерской роты Кавказского саперного батальона, сводно-горной батареи и отрядов Имеретинской, Абхазской, Гурийской, Мингрельской милиции. Ориентировочно, десант состоял от 3000 до 3500 человек. Отряд Симборского 13 апреля в устье реки Сочи произвел десант, а 21 апреля 1838 г. был заложен форт Александрия (Навагинский).

Кроме этого, генерал-лейтенантом Николаем Николаевичем Раевским в 1838 г. произведены закладки 22 мая в устье реки Туапсе Вельяминовского укрепления, 11 июля в устье реки Шапсухо Тенгинского укрепления и 12 сентября в устье реки Цемес Новороссийского укрепления.

3 мая 1839 г. военный десант во главе с генерал-лейтенантом Н.Н. Раевским высадился в устье реки Субаши и 12 мая заложил форт Головинский. Военно-морской эскадрой командовал контр-адмирал Михаил Петрович Лазарев. Постройка форта завершилась в конце июня, после чего в начале июля военный отряд был посажен на корабли и доставлен к устью реки Псезуапе. 7 июля после артобстрела десант высадился на берег, и через несколько дней была произведена закладка форта Лазарева.

В 1839 г. Черноморская береговая линия была разделена на два отделения: 1-е от устья реки Кубани до Навагинского укрепления, 2-е от Навагинского укрепления до границ Мегрелии. Начальником береговой линии был назначен генерал-лейтенант Н.Н. Раевский, начальником 1-го отделения контр-адмирал Л.М. Серебряков, начальником 2-го отделения генерал-майор М.М. Ольшевский. 

При закладке военных укреплений русские войска встретили серьезное сопротивление у горских племен, проживающих на южном склоне Северного Кавказа, поддерживаемых извне правительствами Турции и Англии, которые не желали укрепления позиций России на Черном море. Агенты этих стран систематически проводили антирусскую агитацию среди горских народов, что способствовало дестабилизации обстановки, препятствуя дальнейшему становлению России на Черноморском побережье Северного Кавказа.

Создаваемые форты предназначались для борьбы с контрабандой и работорговлей, которую активно вели турецкие предприниматели, поощряемые своим правительством. Из-за своей малочисленности русские военные гарнизоны фортов были в большей степени блокированными, чем горские племена и турецкие суда. Поэтому учрежденные военные укрепления своей функции не могли выполнить в полном объеме, чему способствовали влажный субтропический климат и малярия, нанося не меньший урон численности войск, чем боевые столкновения с горцами.

После подписания Адрианопольского мирного договора и до 1854 г. русские военные укрепления, расположенные на Черноморском побережье Северного Кавказа, систематически подвергались нападениям со стороны горских племен, не давая покоя солдатам военных гарнизонов, дислоцированных в фортах Черноморской береговой линии. В 1840 г., в результате массовых нападений горцев, ряд укреплений Черноморской береговой линии были взяты штурмом (форт Лазарева, укрепления Вельяминовское, Николаевское и Михайловское) и вскоре вновь воссозданы русскими.

В связи с начавшейся в 1853 г. Крымской войной русским пришлось ликвидировать в 1854 г. военные укрепления Черноморской береговой линии. После окончания Крымской войны с 1858 г. русские войска стали восстанавливать разрушенные форты, повсеместно встречая упорное сопротивление горских народов – натухайцев, шапсугов, абадзехов, убыхов и др. Становление российского присутствия сопровождалось выселением на территорию Турции с Черноморского побережья горцев, не пожелавших расселиться вдоль рек Кубань и Лаба. Чтобы избежать кровопролитных сражений, в 1864 г. начальник русских войск полковник В.А. Гейман предлагал влиятельным убыхским князьям прекратить сопротивление и предупреждал: «…силою оружия я освобожу ваших холопов, закрою путь в Турцию, и вы будете поселены на берегу Азовского моря». 21 мая 1864 г. парадом русских войск в ауле Кбааде (Красная Поляна) завершилось противостояние народов Закубанья и Черноморья. Горцы прекратили сопротивление и покинули территорию Черноморского побережья Северного Кавказа, не пожелав переселиться на территорию правобережной Кубани.

Таким образом, Адрианопольский мирный договор между Россией и Турцией, в котором предусматривался отказ Оттоманской Порты от левобережной Кубани и Черноморского побережья Северного Кавказа, не смог в одночасье изменить политическую обстановку в данном регионе. Строительство Черноморской береговой линии завершилось через 10 лет после подписания Адрианопольского мирного договора, что никак не повлияло на политическую обстановку на Черноморском побережье Северного Кавказа. Основной причиной отказа принятия российского подданства местными жителями являлось нежелание ухода от укоренившегося образа жизни, т.е. прекращение работорговли и др. Кроме этого, антироссийская пропаганда представителей Оттоманской Порты и европейских держав также не способствовала дружеским отношениям местных жителей и российских властей.


Заместитель председателя Совета Сочинского отделения Российского военно-исторического общества, к.и.н К.В. Таран

0.0
Запись обновлена: December 12, 2019 10:57 PM
Похожие статьи : ​«Дружба породненных городов Сочи-Челтенхэм» (к 60-летнему юбилею подписания Договора)
кавказа адрианопольский мирный договор эдирне черноморское побережье северного

Пока нет комментариев...

Оставить свой ответ на запись

Ваш email адрес не будет публиковаться.